Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Мышиная возня (филлер ч. 2/2)

Реферальная ссылка на главу
<div>Минут через десять после побега от паука пришлось сделать привал, чтобы привести в чувство заистеривший состав. Влепив пощечину орущему «Мы все умрем!!!» рядовому, Писк-Пииск рявкнула:<br><br>— Держитесь, бойцы! Мы отомстим! За каждого убитого придут сотни!<br><br>Кажется, магический ветерок неожиданно встал на их сторону — до Писк-Пииск донесся знакомый чудесный аромат. Она указала лапой в том направлении:<br><br>— Чуете? Там поляна цветочных фей!<br><br>Мыши в самом деле оживились. Цветочные феи — полезная и вкусная еда, к тому же способствующая восстановлению магических сил, да и ловить этих малахольных дурочек легко, даром что летучие. Более того, удача продолжалась — поляна как раз и оказалась на пути следования.&nbsp;<br><br>Приблизившись к источнику запаха, Писк-Пииск присмотрелась. Поляна как поляна, засаженная цветочками, вокруг которых порхали светлячки. Неподалеку слышалось редкое меланхоличное кваканье.&nbsp;<br><br>После короткого обмена жестами отряд разделился и начал окружать территорию. А вот когда лапа первой мыши коснулась клумбы, начались неожиданности — во всяком случае, Писк-Пииск не ожидала, что растущие по краю поляны цветочки вспыхнут багрово-красным, светлячки сложатся в прожекторы, а мирно поквакивающая жаба завоет натуральной сиреной.<br><br>Тут же послышался слаженный топот сапожек и писклявый голосок, орущий в рупор: «Это не учебная тревога! Это не учебная тревога!».<br><br>Мыши отпрянули; Писк-Пииск, однако, понимала, что бежать нельзя — это еще сильней подорвет моральный настрой состава.&nbsp;<br><br>— Строимся!<br><br>В это время на верхушку ближнего лютика спорхнула, очевидно, предводительница фей с сигарой в зубах — обладательница груды мускулов, создающих опасную иллюзию полноты, и мощной груди, туго обтянутой формой: это была не грудь-искушение, а грудь-таран, весьма красноречиво намекающая на уровень мягкости и сговорчивости владелицы. На погонах феи были нарисованы цветочки. Полупрозрачные крылышки украшали изображения скалящихся черепов.&nbsp;<br><br>Писк-Пииск и предводительница фей мрачно посмотрели друг на друга, явно решая, чья сигара больше. Потом фея выдохнула дым и пропищала:<br><br>— Поднять авиацию!!!<br><br>Через мгновение над поляной взвилась пара десятков вертолетиков — а еще через пару секунд из них ударил пулеметный огонь.<br><br>— Бросайте камни! — заорала Писк-Пииск. — Сбивайте их!<br><br>Как оказалось, это было не лучшей идеей. Раньше-то как раз камни были самым легким способом добывать фей, но сейчас вертолетики летали слишком высоко — зато по броску феи определяли местонахождение противников, сразу поливая их шквальным огнем.<br><br>— Отходим, ищите укрытие!<br><br>Группа Писк-Пииск бросилась к лежащей неподалеку и еще не полностью осыпавшейся елке; заходившие с другого бока мыши — к переплетению коряг. Теперь сверху доносился еще и демонический хохот фей: потеряв цель из виду, они начали просто кружить, поливая огнем все вокруг.<br>Писк-Пииск, чувствуя, как дрожит от выстрелов укрытие за спиной, крикнула:<br><br>— Вторая группа потеряна! Почему нет связи?!<br><br>— Да у нас отродясь ее не было!<br><br>— Это был риторический вопрос, дубина! Давно пора было обзавестись! — с этими словами Писк-Пииск изо всех сил ударила по поляне заклинанием Тьмы. Ей это удалось — клубы черного дыма поднялись от земли, скрыв их от прожекторов. По счастью, для своих это заклинание было не помехой.<br><br>Когда уцелевшие из обеих групп наконец воссоединились и пересчитались, оказалось, что после знакомства с пауком и феями из ста пятидесяти мышей осталось всего пятьдесят семь. Чудовищно! Сплюнув, Писк-Пииск запрыгнула на пенек.<br><br>— Слушайте меня, бойцы! Мы победим! Ничему не верьте и будьте начеку! Не верьте ветру, он заманил нас в ловушку к этим феям! Скоро мы окажемся в надежном укрытии, но пока будьте начеку! Мы войдем в историю! Вперед!<br><br>…Остаток дороги прошел спокойно, если не считать, что одного рядового унесла сова.&nbsp;<br><br>Наконец уже в предрассветных сумерках перед ними показался длинный шестиэтажный замок с парой башенок. Кроме них, крышу украшали цветущие деревья и несколько телескопов. Кое-где из стен выходили трубы, кое-где они просто показывали край и опять погружались внутрь. Несколько окон были разноцветными, кое-где их оплетали цветы. Сбоку виднелась огромная застекленная веранда с причудливой мебелью, сейчас темная и пустая.<br><br>Осматривая замок и заодно прикидывая, не найдется ли где подходящей щели поближе к земле, Писк-Пииск не заметила, как волшебный ветер обогнул ее и тронул носа рядового Прыпика.<br><br>— Мэм, я чую выпечку! Батон, мэм! Там, — он показал лапой.<br><br>— Не мели чушь! Еда за пределами замка — это наверняка ловушка или отрава!<br><br>Однако принюхались уже и другие.<br><br>— Отравой не пахнет, — заметил лейтенант Пик-Пик. — я могу проверить на ловушки, мэм!<br><br>Писк-Пииск чуть поколебалась. Перекусить и впрямь не мешало бы: неизвестно, как скоро им удастся найти кухню. Может, они тут хлебом птиц кормят? Вон скворечники висят, хоть и из черепов сделанные.<br><br>— Ладно, проверь.<br><br>Запах привел их небольшому уютному дуплу невысоко от земли. На отраву в самом деле похоже не было: кто-то разломал батоны на куски, переложил пахучими травами и очевидно, таким незатейливым способом сушил сухарики. Ловушек рядом тоже не обнаружилось, зато в дупле было что-то вроде неумело и грубо сделанной сигнализации из колокольчиков — впрочем, мыши обошли ее без труда. Чуть поколебавшись, Писк-Пииск объявила:<br><br>— Забираем и уходим, хозяев не ждем.<br><br>Рядовые тут же принялись таскать сухари в кусты; сама Писк-Пииск заняла наблюдательную позицию в небольшой нише. План был хорош — за исключением того, что тот же злокозненный ветер тронул колокольчики.&nbsp;<br><br>— Уходим!!!<br><br>Несколько рядовых успели выскочить, остальным повезло меньше — выход заслонила морда дракона размером с крупную собаку. При виде мышей, грабящих его заначку, на ней появилась смесь по-детски наивной обиды вместе с возмущением всей драконьей расы, обнаруживающей в своих сокровищницах что-то неподобающее.<br><br>— Атакуйте! Кусайте, чтобы отступил!<br><br>Мыши бросились вперед — и через мгновение исчезли в языке пламени. Хотя Писк-Пииск, сидевшей в нише, только опалило бок, на несколько секунд ее как будто парализовало.&nbsp;<br><br>Дракон с опечалено-брезгливым видом осмотрел останки мышей и оставшиеся от батонов угли, потом выхватил из тайника рекламную брошюру какого-то «Мелового периода». Раскрыв ее на странице «Лучшие мелки для драконов!», он принялся водить по строкам когтем:<br>• от хоббитов<br>• от гномов<br>• от рыцарей<br><br>Восходящее солнце на мгновение ослепило его, отразившись от окон; воспользовавшись моментом и наконец отмерев, Писк-Пииск сбежала. Приблизившись к своим, она увидела, как&nbsp; лейтенант Пикки-Писк злобно сплюнула:<br><br>— Дракон это слишком! Хорошо хоть кошки не летают!<br><br>Взвизгнув, рядовая Пикка в ужасе показала наверх; оглянувшись Писк-Пииск увидела, как на них с хохотом пикирует рыжая шестиногая кошка.&nbsp;<br><br>— Врассыпную!<br><br>Через мгновение кошка с воплем «Уииии!» на бреющем полете схватила четверых рядовых вместе с лейтенантом Пик-Пиком и, не прекращая адски смеяться, взмыла в небо.<br><br>…Когда оставшиеся в живых укрылись в клумбе, Писк-Пииск начала очередной невеселый пересчет:<br><br>— Двадцать восемь, двадцать девять... А это еще что за лабораторная мышь?! Ты шпион?!<br><br>— Это я мэм, — доложила лейтенант Пикки-Писк. — Шерсть поседела, мэм!<br><br>— Почему глаза красные?!<br><br>— Оплакиваю судьбы родины, мэм!<br><br>— Отставить оплакивать судьбы родины! Нас мало, но мы им всем покажем! Вон проход в замок! —<br>Писк-Пииск указала на широкую трещину в стене недалеко от земли. Рядом почему-то стоял батут.<br><br>— Бегом, пока кошка не вернулась!<br><br>«Бегом» не получилось — через секунду окно наверху распахнулось и оттуда вниз сиганула черная псина, держащая в зубах серо-красную тряпку. Псина приземлилась прямо на батут: при ближайшем рассмотрении она оказалась скотч-терьером, а тряпка в ее зубах — бренными останками канцелярской крысы (кажется, одного из рядовых стошнило).<br><br>Терьер отскочил от батута, и, пропрыгав по инерции еще немного, принялся весело играть покойницей. Писк-Пииск легко считывала его примитивные мысли: «Я задавил последнюю крысу в кабинете! Хозяин будет доволен!!! Хозяин меня похвалит!!! Хозяин опять получил письмо от Хозяйки, они будут дружить и я буду счастлив!!!».&nbsp;<br><br>Писк-Пииск подала знак сидеть тихо — следовало подождать, пока чертова тварь не отбежит подальше. Терьер же, как назло, продолжал резвиться возле батута, отрезая им путь, и это было чудовищно некстати: солнце поднималось все выше и, судя по звукам, в замке просыпалось все больше народу.&nbsp;<br><br>— Смотрите! — пискнула лейтенант Пипи-Пик, показывая на дракона, целеустремленно летевшего к псу.<br><br>Мыши затаили дыхание — вдруг они подерутся? Во время возни как раз можно было бы незаметно прошмыгнуть внутрь.<br><br>Вначале показалось, что все еще лучше — на подлете дракон набрал воздуха и окатил пса струей пламени. Мыши даже запищали одобрительно — но стоило огню погаснуть, как оказалось, что пес цел и невредим, даже брови не обгорели. Радостно виляя хвостом, он побежал за драконом — и через секунду тоже дохнул на него пламенем.<br><br>— Ай блядь!!! — донеслось сверху. — Кто колбы плохо промыл от нитрата?! Ебнет же нахуй!<br><br>Вслед за этим окно сверху распахнулось и вниз полетела пробирка. Она приземлилась прямо в клумбу недалеко от мышей и взорвалась, разбрызгивая во все стороны сгустки жидкого пламени — после чего мучения закончились еще для пятнадцати рядовых. Дракон и терьер, до это весело бегавшие по травке и дружески поливавшие друг друга огнем, бросились к клумбе и принялись жадно лакать горящую жидкость.<br><br>Влепив пощечину орущему «Мы в аду! Мы в аду!!!» рядовому, Писк-Пииск рявкнула:<br><br>— Отходим, это наш шанс!<br><br>Они бросились к щели. В это время над ними раскрылось еще одно окно, откуда («Здравствуй, шизофрения», — мрачно констатировала про себя Писк-Пииск) свесился очастый эльф с мокрыми явно после душа волосами и заорал:<br><br>— ОХТАР ФУ!!! Рельшен, ну блин ну я же просил ему напалм не давать, у него холестерин от этого будет, разжиреет как кабаняра!<br><br>— Та бля извини, оно случайно ебнуло! Охтар нельзя!<br><br>— Охтар фу!!!<br><br>Оторвавшийся наконец от лакомства пес осмотрелся по сторонам, увидел мышей и, тут же забыв про напалм, бросился к ним.<br><br>— Живо!!!<br><br>Они как раз успели добежать до щели, когда пес сунул в нее морду и весело дохнул огнем.<br><br>...Пятеро оставшихся в живых мышей перевели дыхание. Рядовая Пикка тряслась:<br><br>— Почему они все такие злые?!<br><br>Писк-Пииск не знала. Вообще это было несправедливо, нечестно и не по правилам. Жертвы просто не имели права быть агрессивными! Жертвы не имели права нападать первыми! Впрочем, было и еще что похуже. Писк-Пииск не знала о матрицах и их тонкостях, она не знала, что здешнее хаотическое и своенравное место уже перемалывало протуберанец управлявшей ими матрицы, как мясорубка тонкие косточки — но она чувствовала, как что-то начало омрачать ее разум.<br><br>— Смотрите!<br><br>Прямо к ним по полу узкого коридорчика-щели приближалось пятно лавы, отрезая путь. Сзади раздался веселый лай и снова полыхнул огонь.<br><br>— Прыгаем!!!&nbsp;<br><br>Писк-Пииск подала пример, относительно легко перемахнув через препятствие. За ней последовали еще трое. Лейтенант Пипи-Пик выдохнула:<br><br>— Я задержу его!<br><br>— Ты долбанулась?! Не нужно его задерживать!<br><br>Однако та уже с боевым воплем прыгнула прямо на пятно. Уже через секунду они смотрели, как в лаву погружается лапа Пипи-Пик, показывающая большой палец.<br><br>— Бежим дальше!<br><br>Наконец они вывалились в довольно большую светлую комнату. Кажется, это была кладовая-подсобка, заставленная кучей какой-то стеклянной дребедени. Неподалеку стояла девица в вышитом халате: одной рукой она держала поднос, а второй ставила на него с полок стеклянные колбы.&nbsp;<br><br>У лейтенанта Пикки-Писк вспыхнули глаза — женский визг она считала мощным подкрепительным средством, а в сочетании со звоном разбитой посуды и того лучше. Писк-Пииск успела только крикнуть «Стой, тут все не то, чем...», но&nbsp; уже Пикки-Писк рванула вперед. Девица повернула голову и увидела лейтенанта — после чего радостно улыбнулась и аккуратно поставила поднос на полку. Потом прыгнула.<br><br>Спасать дуреху Пикки-Писк смысла уже&nbsp; не было, так что Писк-Пииск рявкнула только:<br><br>— Бежим!<br><br>Некоторое время трое оставшихся мышей мчались по коридору, чувствуя, как проклятый оборотень, уже разобравшийся с Пикки-Писк, начинает их нагонять. Как назло, впереди не было ни одной щели. За спиной Писк-Пииск слышался стон:<br><br>— Ну зачем мне нужно было выбирать служение этой тыкве? Ах, как прельстительна была бы жизнь — ходить в фартучке и чепчике, как благообразные мышки из сказок, в окружении прелестных деток-мышаток в платьицах и штанишках, а на достойном закате жизни нянчить внуков, вязать шапочки да варить малиновое варенье. Бабушка, милая бабушка, говорили бы они мне, а расскажи...<br><br>— Отставить шизофренить! — взорвалась Писк-Пииск. — Какой нахер фартучек, какая нахер бабушка с вязанием, ты самец чуть не с крысу размером! Лапами шевели!<br><br>Впереди показался цветок в горшке, за ним — вентиляционное отверстие.&nbsp;<br><br>— Поднажали, эта тварь туда не пролезет!<br><br>В чем-то Писк-Пииск, конечно, оказалась права — та тварь, которая кошка-оборотень, в самом деле туда не пролезла. Зато горшочное растение двумя своими пастями на стеблях — вполне.<br><br>…Оставшись одна, Писк-Пииск поднялась по вентиляции вверх на несколько этажей, подальше от по крайней мере известных опасностей, и некоторое время курила. Что ж. План пошел не по плану, но ничего. Возможно, без этих истеричных трусов дело даже веселее пойдет. Она сама со всеми справится. Размножаться уже не с кем, но она просто уничтожит всех врагов. Здесь найдется много механизмов и веществ, которые можно будет приручить и использовать. Скоро все будут мертвы.&nbsp;<br><br>В кладовой неподалеку нашлось все, что нужно. Сделав налобную повязку и разукрасив морду полосками, Писк-Пииск решительно выдохнула. Скоро можно приступать к разведке боем — только для начала не мешало бы перекусить.<br><br>Покрутив носом, Писк-Пииск как раз уловила подходящий запах колбасы, который шел из одной комнаты. Она осторожно сунула туда голову. Кажется, это было просто жилье какого-то разгильдяя (или, судя по украшавшим стены детскими рисунками, скорей разгильдяйки). На столе лежали ворох бумаг и собственно недоеденный бутерброд. Хозяйки видно не было.&nbsp;<br><br>Присматривая путь на стол, Писк-Пииск не заметила, как ветерок покружил по комнате и поднял ее запах наверх — после чего дремавший на шкафу белый кот с черной мордой приоткрыл один глаз, а потом обрадованно прильнул к крышке шкафа и покрутил крупом.<br><br>***<br>Мейротиэль сонно склонилась над императором:<br><br>— Что «Ну-ну»?<br><br>— М?<br><br>— Ты во сне сказал «Ну-ну». Кто-то опять пролезть пытался?&nbsp;<br><br>— Уже никто. Спим, — он сонно потянулся и наконец приоткрыл глаза. — Ну или не спим.</div>