Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Агнес

Реферальная ссылка на главу
<div>Когда Рельшен закончила рассказ о матрицах, кентавриды задумались.&nbsp;<br><br>— Да, изнутри все совпадения не так заметны, — протянула Зои, встав и начав расхаживать взад-вперед по веранде. Она поморщилась: — Не самая лестная для меня роль.<br><br>Золушка вскинула голову:<br><br>— Я никогда не считала вас плохой!<br><br>— Спасибо, милая. Впрочем, на бал все равно не пущу.<br><br>Рельшен достала из кармана бутерброды:<br><br>— Да, кстати, возвращаясь к балу. Ваша очередь рассказывать, ... . Что там с ним за фигня?<br><br>Зои еще несколько раз прошлась взад-вперед, постукивая копытами.<br><br>— Бал устраивает Агнес. Она была принцессой соседнего королевства. Когда ее выгнали, захватила власть здесь.<br><br>— Она убила мою маму, — глухо добавила Золушка, сжимая свой фартук так, как будто выкручивала из него воду.<br><br>— Соболезную, — неожиданно мягко отозвалась. Рельшен. — Че с ней такое? С Агнес этой в смысле?<br><br>Зои потерла лоб:<br><br>— У ее мачехи было волшебное зеркало, которое, знаете, показывало самую красивую...<br><br>— Знаем, — отозвались Рельшен и Эрке хором.<br><br>— Так вот, по версии этого зеркала она — в смысле, Агнес — оказалась самой красивой. Вначале, говорят, это даже неплохо на нее повлияло, она как будто стала снисходительнее к окружающим. Но время шло, а зеркала в этом плане привередливы. Первая морщинка — и все, до свиданья первое место. И Агнес разнервничалась. Она так боялась потерять этот статус, что ударилась в черную магию и в конце концов превратила себя в вампира, чтобы только не стареть, причем оказалась достаточно сильной, чтобы с ней нельзя было справиться обычными силами. Некоторое время она терроризировала окружающих, но в конце концов мачеха нашла способ ее нейтрализовать — довольно остроумный, как по мне. Она приказала разрезать это самое волшебное зеркало и сделать из него гроб. Достаточно было один раз заманить туда Агнес, чтобы та сама не захотела выходить — там ведь она со всех сторон слышала, что прекрасна. Такой себе маленький уютный мир, в котором она была абсолютной богиней.<br><br>Зои прошлась, заложив руки за спину.<br><br>— Некоторое время была надежда, что она так и не найдет моральные силы выйти из стеклянного гроба и умрет от голода. Но бывший принц нашего, вот этого вот королевства, оказался в достаточной степени кретином, чтобы влюбиться и ее спасти. Он пробудил ее от этого транса и привез сюда вместе с гробом. Конечно, он и его семья стали первыми жертвами: его родителей Агнес просто убила, самого принца и шестерых его братьев обратила. Несколько дней она пировала, а перед тем, как отправиться обратно в свой гроб, устроила бал, на котором выбрала финальную жертву. Теперь это повторяется постоянно. Большую часть времени, она, по счастью, все-таки нежится в гробу и слушает о своей красоте, но иногда подчиненные из этого транса ее выводят и тогда случается бал. А с учетом того, что она захватила власть, попробуй не приди, в крайних случаях только можно на болезнь списать, причем максимум для одного члена семьи. И она как-то настроила магическую связь с замком, так что теперь она там неуязвима. Там полно нечисти развелось.<br><br>— Угу, ясн, — Рельшен почесала висок и глянула на Золушку. — А ты-то че рвешься пойти? Жить неохота, ...? Как тебя зовут, кстати?<br><br>Золушка скрутила фартучек так, что он затрещал.<br><br>— Я Беок. Может быть, мне удастся выманить ее из замка и привести сюда. Здесь больше шансов, — глядя в пол и разглаживая одежду, девушка проговорила, — одна моя прапра... короче, мой род давно заключил договор с леди, который приходит на День всех святых. Она говорит, что посланница Джека, который господин тыкв.<br><br>Рельшен потерла пальцами лоб:<br><br>— Ух епт, вот и милые тыковки. Ладно, дальше.<br><br>— От этого договора мои пра-пра-все получили магическую силу и защиту, но взамен должны были раз в жизни принести человеческую жертву. Моя мама была первой, кто отказалась это делать. Когда мне было пять лет, Агнес выбрала ее.<br><br>Беок запнулась, явно сдерживая слезы. Сестры с двух сторон погладили ее по голове.<br><br>Рельшен пошарила в кармане и достала свою металлическую коробку с сигаретами. Поддернула платье, оперлась локтем о колено и закурила, выдохнув обильный белесый дым. Эрке, который сидел рядом с ней, вдохнул его первым: у дыма оказался странный запах, который ощущался, как аромат холода. Он как будто отсекал эмоции, проясняя голову.<br><br>— Ты ее видела? Эту леди-тыковку?<br><br>— Да, один раз, — Беок вытерла глаза и продолжила тверже. — Я видела ее после смерти мамы. Она была на тыквенном поле в сумерках. Как кентаврида, но в плаще, и под капюшоном что-то хлюпало. Гнилью пахла. Я сказала, что принесу жертву, но позже. Я подумала, что хорошо было бы саму Агнес принеси в жертву. Если заманить ее на тыквенное поле, там неуязвимой окажусь уже я. Мама, в смысле, — она кивнула на Зои, — придумала, как сделать так, чтобы эта жертва оказалась последней.<br><br>— Да, — отозвалась Зои, — теоретически можно закрыть договор. Но рано ей еще туда, не успеет она сбежать!<br><br>— Ладно, — Рельшен погасила сигарету о ладонь. — Значит, главная проблема, чтобы эта Агнес бросила замок и оказалась на тыквенном поле? Нужно с нашими обсудить плотнее. У нас много специалистов по всяким вопросам, я сама за всех не решу, за шефа тем более, — она кивнула на Беок. — Я б тебя забрала на совещание, как заинтересованное лицо, но не будем матрицу мутить без необходимости. Потом все расскажу.<br><br>Зои, бродившая все это время взад-вперед, угрюмо отозвалась:<br><br>— Дурацкое состояние. Я все равно категорически против, чтобы она шла. Мерзко не знать, где ты и где посторонняя воля.<br><br>— Ниче. Лучше себя не ломать, чем меньше будем отходить от русла истории, тем лучше. Теперь территорию покажите. Может, сюрпризы понадобится устроить, мне заранее надо прикинуть. Кстати, а нафиг ждать какие-то розы?<br><br>— Чтобы создать защитный круг, — мрачно отозвалась Зои. — Это тот сорт, который оплетает границы уснувших королевств, например. Если, КОГДА БЕОК ПОДРАСТЕТ, мы все-таки рискнем одновременно убить Агнес и закрыть тыквенный договор ее рода, от столкновения темных сил может гниль расползтись по округе. Розы станут защитным кругом, но от зла не снаружи, а внутри. На мой взгляд, они еще недостаточно выросли.<br><br>В это время издалека послышался звон колокольчика — очевидно, явились посетители. Вздохнув, Зои кивнула Беок:<br><br>— Это Бетти с молоком, мне нужно с ней рассчитаться. Проведи гостей, куда они хотят. А вы двое, за едой следите.<br><br>Эрке, Рельшен и Беок прошли в сад. Некоторое время они молчали — обеим сторонам нужно было осмыслить новую информацию.&nbsp;<br><br>Рельшен по дороге сняла с ветки одно из магнитных яблок и сунула в карман. Опустив голову, Беок снова скрутила фартучек:<br><br>— Тетя крестная фея или как вас называть. Я вот думаю... Я раньше не думала о таком, но теперь, раз уж я Золушка... По сказке вы же должны дать мне хрустальные подковы, да?<br><br>— Ну.<br><br>— Если у вас много разных специалистов, может быть, кто-то сможет их сделать из гроба Агнес? Если она поймет, что он разрушен и подковы — это всё, что осталось от волшебного зеркала, она погонится за мной, чтобы хотя бы их забрать.<br><br>Рельшен с интересом глянула на нее:<br><br>— Блин, а ты соображаешь.<br><br>— И все-таки зачем я вам, чтобы из-за меня так возиться? И... Ну, почему вы сказали, что для меня это хороший вариант, если я совсем не хочу замуж?<br><br>— Шеф, в смысле твой будущий муж, в принципе любит заварухи и не любит таких, как эта Ангес, так что думаю, отменять операцию он не будет. А по второму вопросу — щас попробую пояснить.<br><br>Эрке как-то вдруг почувствовал, что такого рода разговоры лучше вести вдвоем. Осмотревшись, он заметил сестер, следовавших за ними на почтительном расстоянии, и направился к ним. Те обрадованно замахали руками.<br><br>Глядя на рыжую, Эрке подумал, что лестницы все равно так или иначе придется перестраивать, и если «обидно это делать ради одной» принять за «1», то, если забирать одну только Беок, 1:1=1, а если всех троих, то ведь уровень обидности снизится до округленных 0,33? О том, что проблемно будет их кормить, император ведь не говорил.<br><br>Кстати, о еде — он достал из кармана припасенный шоколад, сломал плитку и, протянув половинки сестрам, обратился к рыжей (вроде бы средней было она):<br><br>— А что такое боевая флористика?<br><br>— Ну вот яблоки например, — охотно отозвалась та. — Содержание стали такое, что ножи из них ковать можно, — она выхватила из-за пояса свой кинжал и сунула его под нос Эрке. Оказалось, что тот в самом деле был с яблочным запахом.<br><br>Эрке уважительно посмотрел на яблоню, заодно подумав, что хорошо было бы вывести специальный сорт для счета. Детям же задают задачи с яблоками? Вот нужно какие-нибудь многомерные яблоки вывести, такие, чтобы с их помощью наглядно можно было разбирать мнимые числа, интегралы, дифференциальные уравнения и функции.<br><br>***<br>Когда после обеда Эрке и Рельшен направились обратно к опушке, с которой пришли, Эрке думал про слова Зои — о том, что странно ощущать, где твоя воля, а где не твоя.<br><br>— Матрицы страшная штука все-таки.<br><br>— Матрицы-хуятрицы.<br><br>— Я непременно поставлю это эпиграфом к своим исследованиям, — отозвался Эрке смиренно. — Но все-таки жалко Зои.<br><br>Рельшен пожала плечами:<br><br>— Себя пожалей, еба. Все мы игрушки-перчатки, а за руку внутри — инстинкты, гормоны да социум.<br><br>— Ну, у некоторых еще рассудок.<br><br>— Ага, но большинство перчаточек его использует для только оправдания того, что рука наворотила.<br><br>Мысль казалась важной, но неприятной, ее нужно было обдумать, но когда-нибудь позднее. Кстати, о гормонах.<br><br>— А напомни, как тот гормон называется, под который у Эрстейла вторые татуировки?<br><br>— Окситоцин. А че, тоже хочешь? Если да, заранее скажи, под что, чтобы я состав сделала.<br><br>Неожиданно Эрке вспомнил о чучеле привидения. Тут ведь работают с нематериальными вещами?<br><br>— А можно на астральном теле сделать татуировку? Под адреналин, чтобы типа патронус перед тобой появлялся? Какой-нибудь там ангел с мечом? Или бабочек, когда рад? Или может, не под гормон, а под какое-то вещество, например, как вот под свои сигареты особые? Типа выкурил и бах, татуировка появилась?<br><br>— Попробуем, только окончательно определись сначала, что ты хочешь. Слыш, а идея ниче такая. По ходу, другие подцепят.<br><br>— А зачем Эрстейлу вообще татуировки во сне? Какой смысл?<br><br>— Да я состав проверяла, он согласился на добровольца. Я предлагала малюсенький завиток сделать, чисто для пробы, но ему максимализма захотелось. Хотя, по-моему, он просто любит, когда в него иголками тыкают.<br><br>Эрке с трудом сдержался, чтобы не спросить «А когтями?». Так-так-так, если ему такое нравится, нужно приучить его к «молочному шагу» — в императорской спальне такое легко будет провернуть: подумаешь, топтался по одному, случайно перешел на другого. Потом, когда он оценит, можно будет залезть в его собственную спальню — а когда и к этому привыкнет, авось и все татуировки покажет.&nbsp;<br><br>***<br>Второй военный совет проходил в уже знакомой Эрке комнате с цветами. Теперь, впрочем, он решился присутствовать на совещании в человеческом образе.<br><br>Император весело побарабанил пальцами по подлокотникам кресла.<br><br>— Значит, план меняется. Теоретически все можно провернуть по первой схеме, просто не подпуская их друг к другу на балу, но мне это не нравится. Я человек простой: видишь заразу — выжги. Да и хвост второй матрицы может к нам подтянуться, нафиг надо. Значит, нужно спровоцировать погоню. Моя роль? Идти следом за этой Агнес, подождать, пока все кончится, и вернуть Золушке подкову?&nbsp;<br><br>Атту задумчиво отозвался:<br><br>— Думаю, да. Главное только, чтобы матрица не приняла именно Агнес за принца. Значит, подковы на руках у нее быть не должно. И на самом балу, думаю, действительно лучше, чтобы вы с этой Беок общались, а не она.<br><br>Император поднял голову к потолку.<br><br>— Так. Значит, нужно добраться до хрустального гроба. Вырезать из него подковы, остаток разбить...<br><br>— Господин, я думаю, разбить его нужно уже после начала бала, не раньше, — заметила Чатакандра. — Иначе Агнес разозлится и скорее всего отменит бал. О том, что гроб уничтожен, она должна узнать только в полночь, когда увидит подковы.<br><br>— Да, верно, постараемся успеть. Значит, идем ва-банк: если план сорвется, она вконец озвереет и это будет наша вина. И кстати, нужно разобраться с замком: если она развела там пакость, эта пакость потом будет расползаться по округе. Нужно придумать, — император резче постучал пальцами, — что-то быстрое и эффективное для этого.<br><br>Эрстейл, до этого лениво рассматривавший свой бокал с вином, подал голос:<br><br>— Помните, господин, я рассказывал вам о Стефане, который пытался скрестить кошмара с пегасом? Так вот, он кое-что интересное рассказал на допросе. Кошмары, оказывается, были еще цветочками. Суть в том, что этот маньяк как-то научился находить пути в маленькие миры-однодневки. Я так понял, он собирался дождаться конца одного из таких мирков и стащить апокалиптического коня. Кобылу, то есть, ну в нашем случае неважно. Можно ли использовать подобный потенциал для разрушения замка Агнес?<br><br>Джеор возбужденно повертелся в кресле и постучал себя пальцем по губам:<br><br>— Брать настоящего коня Апокалипсиса — это мышь убивать Звездой Смерти, но... Мы можем сделать как бы трансляцию такого коня, а не его самого. Ну знаете, как перенос изображения с проектора на экран. Так его как раз и подкрутить можно будет до нужного мини-масштаба. В этом случае экраном может стать наш пегас-одноглазик.<br><br>Свен чуть не подпрыгнул:<br><br>— Я сделаю сбрую-трансформер. До полуночи цветочки какие-то будут или еще что, а в нужное время черепа появятся!<br><br>— Отлично, — император поднял глаза, как будто рассматривая нарисованный на потолке пошаговый план. — Тогда так. Являемся туда кагалой. Пока одна часть на балу, вторая втихую разбивает гроб и делает подковы — кто этим займется, еще решим. Голубка, ты пулей летишь к оставшейся дома Золушке, прибиваешь ей подковы и катапультируешь ее на бал. Там желательно, чтобы она проводила время только со мной — и по матрице лучше, и подковы раньше времени не заметит.<br><br>Рельшен достала из подлокотника своего кресла бутылку пива и хлопнула крышкой:<br><br>— Я на подковы краситель сделаю. Он будет черным, никто ниче не заметит, а к полуночи он испарится.<br><br>— О, супер. Тогда в полночь Золушка отдает мне одну подкову, показывает Агнес остальные и убегает. Та, надеюсь, гонится за ней; пока замок без хозяйки, мы включаем режим Апокалипсиса и уничтожаем все внутри. Потом я уже еду к ней и дальше по плану. Кстати, о всадниках: голубка, после того, как Золушку отфутболишь, дуй тоже на бал, Войной будешь.<br><br>— А я Чумой, у меня и маска есть! — вскинулась Лиэ.<br><br>Чатакандра обрадовалась:<br><br>— Я тогда Голодом! Свен, дорогой, а можешь сделать так, чтобы у моего механического кентавра в животе забурчало в нужный момент?<br><br>— Хорошо, — император еще слегка постучал пальцами, — значит, именно на балу нас будет четверо, и...<br><br>— Без меня собрались? — сухо уточнил Эрстейл.<br><br>— А кем ты будешь?<br><br>— М-м... Ангелом. Который вострубит. И я хочу сверху спуститься на качелях. С блестками.<br><br>Подняв брови, Эрке жалобно посмотрел на императора: он как-то не ожидал, что не войдет в финальную партию. В конце концов, это было просто нечестно — он же уже ездил туда и вообще!&nbsp;<br><br>Тот поймал его взгляд:<br><br>— Не стоит, коть. Слишком опасно.<br><br>Разговаривать с ним вслух Эрке было еще слишком сложно, так что он постарался мимикой напомнить и об изрядном запасе жизней, и о перпендикудяруме и вообще.<br><br>— Ой, ладно. Будешь с Эрстейлом. Смотри, наверху тогда сидите оба и в драку не лезьте! — Император кивнул на Эрстейла, — Ты за него отвечаешь. Найдете, о чем наверху поболтать. Вопрос последний: эта апокалиптичность не расползется по округе?<br><br>Джеор отозвался:<br><br>— А мы сонными овцами заблокируем, как розами. Это будет как бы территория сна, изолированная местность, пока рана мира не заживет.<br><br>— Ну что же, — император хлопнул по подлокотникам и встал. — Наше фрик-кабаре начинает подготовку к гастролям. Запустите шпионов в замок, узнаем хоть, с чем там придется столкнуться. Рельшен, Лиэ, подумайте, на чем верхом хотите быть. И жду добровольцев на вырезание подков. Промежуточный отчет послезавтра.<br><br>…Когда все расходились, Эрке догнал Эрстейла.&nbsp;<br><br>— Э, извините, что со мной сидеть придется, я не думал, что вас напрягут. Но мы же скучать все равно не будем, да? Поболтаем, например.&nbsp;<br><br>— Конечно, поболтаем —&nbsp; ласково отозвался Эрстейл. — Например, обсудим мое меню на Новый год.</div>