Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Охотничья

Реферальная ссылка на главу
<div>После того, как спутники свернули на тропинку, остатки легкого настроения угасли.<br><br>Хотя был полдень, свет, проходящий через листву, не успокаивал, наоборот, казался угнетающе резким, подсвечивал их, как прожектор — беглых преступников из полицейских сериалов. Нервы были натянуты струной, и каждый шорох заставлял вздрагивать — но и тишина казалась давяще-липкой.<br><br>Каждый шаг давался все тяжелее, и если бы просто развернуться и убежать не значило опозориться перед остальными, Эрке бы так и сделал. Впереди определенно скрывалось что-то совершенно ужасное, и разум уже начал малодушно искать благовидные предлоги для отступления; по счастью, ни придумать, ни тем более озвучить он ничего не успел.<br><br>— Мне страшно, — неожиданно заметил Эрстейл с интересом — так, как будто хотел обратить внимание спутников на необычный цветок (или, зная его, скорей на дурацки поставленную запятую в договоре).<br><br>— Всем страшно, — сухо отозвался Джеор.<br><br>Эрстейл, оглянувшись, бросил на него крайне неодобрительный взгляд.<br><br>— Вот именно. Я не буду говорить о наших спутниках, поскольку знаю их хуже, увы, но нам-то с тобой чего боятся? Конкретная угроза не проявилась, потенциал противника не особо велик, мы вооружены и бывали в переделках гораздо хуже. Кроме того, для нас двоих лес в гораздо большей степени друг, чем для какого-то неадекватного неудачника-изобретателя. Почему страшно?<br><br>— А, — лицо Джеора слегка просветлело, — хочешь сказать, здесь есть отпугивающие вещества?<br><br>— Конкретно веществ нет, соответствующих запахов я не чувствую, но в целом да: очевидно, что-то или кто-то распространяет страх. Подозреваю, существо, которое в принципе специализируется на таком защитном механизме. Ну а ты-то чего? — рявкнул Эрстейл на терьера, по-прежнему жавшегося к его ноге. — Ты вообще адский, не позорься!<br><br>Пес, явно пристыженный, мигом задрал голову, приосанился и припустил вперед с особо устрашающим лаем типа «Ррррь-буэааУУУ!!!».<br><br>Эрке хотел сказать, что неизвестное существо может быть опасно само по себе, но вовремя прикусил язык — пожалуй, если Эрстейл прав, уж хищником оно точно не было: ходи кошки на охоту с устрашающими завываниями и отпугивающей боевой раскраской, они быстро вымерли бы от голода. А раз кто-то хочет отпугнуть — значит, сам боится стать добычей.<br><br>Дышать стало немного проще. Жаль, рядом не было императора — его можно было бы защищать, как тогда от пятна, самому было бы не так страшно.<br><br>В это время впереди почудилось шевеление — между деревьями кто-то двигался, причем как будто не касаясь земли. На инстинкты, вопившие, что пора удирать, Эрке мысленно сурово шикнул. Во-первых, после объяснения стало легче, во-вторых, сейчас он отчаянно завидовал Эрстейлу, как будто брезгливо державшему собственный страх за шкирку.&nbsp;<br><br>Пани Итка первой вскинула револьвер:<br><br>— Эй, кто там?<br><br>Ответа не было. Эрке вдруг подумал, что из оружия у него была собственная кошачья форма — терьер если и унюхает что-то, внятно рассказать все равно не сможет. Перекинувшись, он задрал голову и втянул воздух, — а потом, быстро приняв человеческую форму, все-таки невольно ухватился за Джеора.<br><br>— Там паук!<br><br>Ответом стало тройное «Паук?» и одно «Ррь-б?»<br><br>— Да, точно паук. Запах немножко как у Регара, но другой.<br><br>Вскинув оружие (у кого оно было), все двинулись вперед; а когда приблизились, Эрке даже забыл о навязчивом страхе.&nbsp;<br><br>Полуметрового серо-голубого паука, кто-то, конечно, счел бы «большим» — если только этот кто-то не общался раньше с Регаром, в условной холке достигавшим двух метров. Да и по повадкам это создание было похоже на обычного уличного паучка: оно с философским терпением починяло край паутины и не спешило перейти в атаку. Зато сама паутина была настоящим произведением искусства: ажурной, изящной, к тому же густо украшенной разноцветными стеклышками, перьями и свежими цветами — причем расположенными не кое-как, а строгим орнаментом.<br><br>— Что за паутина такая? — удивился Эрстейл. — Он надеется, что ее кто-то не заметит, или...<br><br>Договорить он не успел — Джеор подскочил ближе и с восторгом погладил паука. Тот, к удивлению Эрке, не стал ни нападать, ни удирать — напротив, тихо заурчал в ответ.<br><br>— Ух ты, смотрите, это же такая редкая разновидность! — Джеор оглянулся на них с сияющими глазами. — У нас их только вожди имели право держать, я и не знал, что они тут водятся!<br><br>Эрке, Эрстейл и пани Итка поочередно переглянулись (Эрке переглянулся еще и с терьером, чтобы ему обидно не было). Председательница уточнила, немного опуская револьвер:<br><br>— Так они не опасны?<br><br>— Нет, что вы! Вы что, не видите, что это за паутина? Это же настоящий, натуральный ловец снов, люди только жалкие подобия умеют делать!<br><br>Все сказали «А-а-а!» и «Ррь-бь!» и тоже начали гладить паука (кто мог) и повиляли хвостом (у кого он на данный момент был). Эрке подумал, что такая паутина стала бы отличным украшением императорской спальни — он же со снами работает, может, ему такой питомец пригодился бы? Да и просто красиво. Джеор, однако, сразу нахмурился:<br><br>— Хотя погодите-ка... Такие пауки селятся только рядом с разумными существами, сны простых животных для них непитательны. Здесь что, кто-то живет?<br><br>Все опять насторожились. Джеор указал на один из участков паутины, сказал тише:<br><br>— Смотрите, часть сети свежая — видите, блестит сильнее, а часть старая. А вот, смотрите, земля взрыта снизу. Кажется... — Джеор с непонятным выражением покачал головой: — Кажется, он поймал что-то очень большое, но добыча вырвалась или ее забрали.<br><br>— Я поняла, — тем временем мрачно отозвалась пани Итка. Склонившись, она взяла с ближайшего куста длинный черный волос, изнутри которого просвечивало багровое пламя — и стоило Эрке взглянуть на него, как страх захлестнул с новой силой.<br><br>— Что это? — явно переборов себя, Эрстейл подступил ближе.<br><br>— Кошмар. В смысле, подозреваю, это волос из гривы лошади-кошмара, пресловутой ночной кобылы, приносящей страшные сны. Насколько я знаю, их материализовать очень сложно, но можно. Ох, Стефан...<br><br>Эрке тем временем с сомнением спросил:<br><br>— Он что, сам эти сны-кошмары видел, чтобы поймать?<br><br>— Отличный вопрос, — отозвался Эрстейл. — В данном случае что-то сомневаюсь в такой жертвенности ради науки. Ищи! — обратился он к терьеру.<br><br>Издав боевой клич «Ррьбэээ», пес помчался по тропинке (на мгновение он обернулся на Эрстейла и, казалось, попытался отдать честь). Спутники быстрым шагом последовали за ним. Эрке с удовольствием отметил, что страх был уже не такой страшный: теперь, когда его источник стал понятен, эта эмоция стала ощущаться чем-то отдельным. Он дернул Джеора за рукав:<br><br>— А вот скажи: паучок не сильно большой по сравнению с лошадью, как он мог ее поймать?<br><br>— Ну, тут дело не в физической силе или прочности паутины — воплощенные существа из снов по сути своей как бы легче. У нас в племени такая паутина однажды суккуба поймала, которая вождю снилась. Очень, очень загадочная история была.<br><br>Не успел Эрке уточнить, кто такая суккуба, как старшие товарищи дружно спросили: «Почему?». Заговорщицки оглядевшись, Джеор сказал:<br><br>— Ну, вы же знаете, что суккубы принимают самый желанный для сновидца вид. Часто и с нужным инвентарем для... всякого.<br><br>Эрстейл и пани Итка сказали «Ну-ну-ну, дальше» и Джеор драматическим шепотом закончил:<br><br>— Так вот, она была с карданным валом и вувузелой.<br><br>На этой драматической ноте они вышли к заброшенному охотничьему домику с выбитыми окнами — однако даже Эрке заметил, что трава рядом была утоптана, да и вокруг витал характерный и довольно густой человеческий запах. Они замолчали и стали медленно подбираться ближе. В это время из-за домика послышалось то самое жуткое ржание, от которого кровь стыла в жилах: кажется, пойманный кошмар был недалеко.<br><br>Собственно, они хотели обогнуть избушку и направиться в сторону звука, но тут пани Итка пристальнее заглянула в одно из разбитых окон, и, ахнув, бросилась внутрь. Эрстейл, сделав Джору знак сторожить дверь, поспешил за ней. Эрке, конечно, тоже сунулся в домик — и его условная невидимая сейчас шерсть от негодования встала дыбом: в углу на грязных подстилках спали мальчик и девочка лет семи.<br><br>— Считалось, что они заблудились совсем в другом месте, — пробормотала пани Итка, опускаясь рядом с детьми на колени. — Я его убью. Я просто его убью.<br><br>Эрстейл присел рядом на корточки и взял девочку за руку.<br><br>— Кажется, их опоили снотворным. Послушайте, я не лучший целитель, но разбудить их и привести с более-менее приличное состояние смогу, только давайте сначала разберемся с этим гением? Если начнется буза, это их еще сильнее напугает. Лучше угомоним Стефана, отведем кошмара подальше, и тогда вместе займемся детьми, — он встал. — Вы можете их пока посторожить? Мы постараемся его схватить, но если он как-то вывернется и бросится сюда, или у него окажутся сообщники...<br><br>— Да-да, конечно, я буду с ними, — шепотом отозвалась пани Итка. — Идите быстрей.<br><br>Они спешно вышли и прислушались. Потом Эрстейл подал знак, и они с Джером разошлись, чтобы обогнуть домик с двух сторон. До них вновь донеслось ржание, к тому же теперь стал слышен и стук копыт.&nbsp;<br><br>Эрке пошел с Джеором, чувствуя, как страх все сильней мешается с восторгом и азартом (главное было только не умирать на этот раз, а то на всех злодеев жизней не напасешься).<br><br>За домом они увидели небольшую стойку, к которой была привязана лошадь: казалось, она была сделана из плотного черного дыма с метавшимся внутри багровым пламенем. Рядом стоял всклокоченный молодой человек, поправлявший что-то в уздечке.<br><br>Эрке, с трудом заставив себя оторваться от созерцания лошади, присмотрелся к нему. По правде сказать, раньше он боялся, что этот самый Стефан при знакомстве вызовет у него сочувствие (все-таки изобретатель, хоть и идеи, и методы идиотские), но сейчас чувствовал только неприязнь: ощущалось в нем что-то резко иное, чем в гаремных друзьях.<br><br>Через несколько метров от стойки росли пышные кусты. Поглядывая на них, Эрке почесал шею: топтаться рядом с Джеором смысла не было, все равно стрелять не из чего, а вот проскочить в те кусты смысл был — окружать так окружать. Поймав взгляд Эрстейла и жестами объяснив свой план, он получил кивок, превратился и на полусогнутых лапах молнией шмыгнул в заросли. Осмотревшись, чуть поодаль Эрке заметил еще один ловец снов. Вот и славно.<br><br>Стефан продолжал возиться с упряжью, ничего не замечая и что-то сердито бубня под нос.<br><br>— Здравствуйте, — наконец подал голос Эрстейл.<br><br>Неизвестно, как действовала эта магия, но прекрасное лицо эльфа, его роскошные темные косы, стройная фигура, а главное, приветливая и дружелюбная улыбка сейчас суммировались в нечто на сто процентов крокодилье.<br><br>Неприлично взвизгнув, Стефан выхватил револьвер и заметался, не зная, на кого его направить.&nbsp;<br><br>Потом все произошло как-то само собой. Почти не размышляя, Эрке подхватил камешек и бросил его вкось — так, чтобы он упал за спиной Стефана, но по другую от самого Эрке сторону. Тот ожидаемо панически обернулся на шорох — и в следующую секунду болт вышиб револьвер у него из рук. Еще через секунду терьер с рычанием повис на ноге добычи; еще через секунду в шею Стефана вонзилась иголка, и он мешком осел на землю.<br><br>Кошмар со ржанием встал на дыбы; его пасть и глаза казались провалами в огненную бездну. Джеор, быстро приблизившись, взглянул на уздечку и сказал «А», после чего выхватил нож, отрезал прядь из гривы, а потом сдернул с лошади сбрую. На мгновение Эрке показалось, что страх материальной волной ударил по телу, как будто превратившись во что-то плотное и ощутимое — а еще через мгновение лошадь превратились в клубы черного дыма и развеялась.<br><br>Некоторое время они молчали, переводя дух и рассматривая бесчувственное тело. Аккуратно спрятав прядь гривы и уздечку в кожаный мешочек, Джеор наконец вздохнул:<br><br>— Ну и что будем делать? Если семья сильная, его опять могут отпустить.<br><br>— Заберем с собой, конечно, — отозвался Эрстейл. — В данных условиях у него были все шансы пропасть без вести. Забросим на обратном пути в какой-то из наших доверенных полицейских участков, потом определимся, что с ним делать. Надеюсь, он может рассказать что-то интересное.&nbsp;<br><br>Вид у него был торжествующе-хищный; Эрке подумал, что считать Эрстейла безобидным чиновником было критически опасным заблуждением, и что для некоторых, вероятно, оно стало последним в жизни — а уж таких, как этот Стефан, эльф должен был есть на завтрак. В фигуральном смысле, конечно (хотя тут Эрке пришло в голову, что он никогда не видел Эрстейла по утрам в общей столовой: раньше он списывал это на некоторую высокомерную отчужденность последнего, но теперь появились подозрения другого плана).<br><br>Когда Стефан оказался связан (сидевший рядом терьер увлеченно дегустировал его штанину), Эрке кивнул в сторону кустов:<br><br>— Я там еще одного паука видел, который ловцы снов плетет. Может, заберем его?<br><br>Джеор встрепенулся:<br><br>— Ой, конечно их всех нужно забрать, они без людей не выживут!<br><br>Вторая паутина при ближайшем рассмотрении тоже оказалось чудесной — паук украсил ее тремя живыми плетями разноцветных вьюнков, а по краям еще коробочками физалиса. Осторожно сняв его с паутины и пересадив себе на грудь, Джеор потер подбородок:<br><br>— Может, еще таких поищем? Мало ли, сколько он рассадил по кругу.<br><br>Эрстейл почесал паука пальцем:<br><br>— Ну, ищите. А пока травы поищу для детей, если паука увижу — свистну.<br><br>Они разошлись. После развоплощения кошмара лес уже не казался таким страшным, так что Эрке вовсю наслаждался прогулкой. Некоторое время он молча вертел головой, высматривая еще одного ловца снов, потом не утерпев, фыркнул и шепотом обратился к Джеору:<br><br>— Как думаешь, что Эрстейл ест на завтрак?<br><br>Не успел Джеор открыть рот, как из-за зарослей донеслось жизнерадостное:<br><br>— О, всего лишь провинившихся чиновников со всей империи. И, раз уж вас в последнее время так интересует моя физиология, у меня прекрасный слух.<br><br>Эрке несколько нервно засмеялся:<br><br>— Ну... спасибо, что не математиков.<br><br>Почти неслышно проскользнув сквозь заросли, Эрстейл, явно передразнивая императора, положил Эрке руку на плечо, убрал от его уха прядь волос и шепнул:<br><br>— Ну что вы. Математики — это на Новый год.</div>