Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем

Камерально-паралитическая

Реферальная ссылка на главу
<div>Ночь выдалась беспокойной. После того как обсуждение закончилось, Эрке побрел в свою комнату — и, едва распахнув дверь, обнаружил вампира, вжавшегося красным распухшим носом в комариную сетку (у него явно был насморк, раз даже пропахшую оборотнем комнату не учуял). Пробурчав «Совсем уже обалдели», Эрке взял с тумбочки брызгалку со святой водой.<br><br>— Рыбнадзор! — с надеждой пискнул вампир. — Мне нужно проверить ваши огнетушители!<br><br>— Что, опять к Рельшен в лабораторию пролезть пытались? Нанюхаются наркоманы, потом начинается, — проворчал Эрке, брызгая в окно водой.<br><br>Взвизгнув, вампир улетел. Эрке бросился на свою кровать и задумался.&nbsp;<br><br>Вино с истиной как будто сдернуло с разума пелену: по крайней мере, Эрке признал себе, что уже совершенно не против приступить к выполнению тех самых обязанностей, о которых он с ужасом узнал, когда добрался до библиотеки. (Тот момент вызвал противоречивые чувства: с одной стороны, теперь было кошмарно стыдно вспоминать, как он обращался по этому вопросу к Эрстейлу и Тэкео, с другой — уж лучше так, потому что понимай он все заранее, просто сразу бы отравился).&nbsp;<br><br>Но теперь...<br><br>Теперь было непонятно, как к этому вопросу подступится. После приключения с Аошем он залезал в комнату к императору почти каждое утро, и в общей сложности видел у него восемь человек с повторами. Было непонятно, существовал ли какой-то график, или это были разовые договоры, или вообще что-то сродни лотереи; следовало ли ждать, пока он сам позовет, или это по своей инициативе нужно было к нему на прием записываться, и если да, то по какой форме вообще это делать.<br><br>Можно было бы рискнуть действовать наобум: Эрке прекрасно понимал, что в этом месте за ошибки головы не рубят. Вот даже Дкару, который намедни случайно создал кочующее по полу пятно лавы, всего лишь словесную взбучку устроили — стало быть, за промашку в этикете уж точно не казнят (и то, если предположить, что в этом месте было хоть что-то сродни общему этикету).<br><br>К тому же отношение императора было явно благосклонным, и если бы еще самого Эрке не парализовало от мысли принять при нем человеческий образ, было бы совсем хорошо (сейчас при воспоминании о поездке в машине и о пальцах, поглаживающих лопатку, у него определенно поднялась температура).&nbsp;<br><br>…Из-за этого сумбура в мыслях Эрке долго не мог уснуть — а когда проснулся, было уже позднее утро. С досадой констатировав, что проспал все на свете, включая своей традиционный визит, он привел себя в порядок; потом подумал, вытащил из ящика стикер и написал на нем 1?1=2. В общем зале он наколол записку на одну из иголок кактуса и тут же, как следовали местные традиции гадания, не глядя снял записку с другой. На ней оказалось написано:<br><br>У веселой старушки из Мордора<br>Трангрессировал кварк раз из кондора<br>Он скакал и плясал и на флейте играл<br>Кварк веселой старушки из Мордора<br><br>Над этим нужно было подумать. Сунув записку в карман, Эрке направился ко ходу в столовую — и тут же наткнулся взглядом на плававшую в воздухе светящуюся каплю. Еще несколько таких же как раз выплывали из коридора. Покрутив головой, Эрке обратился к Джеору, возившемуся у фонтана с небольшой расписной коробкой:<br><br>— Это что за капли?<br><br>— А, Угн свой излучатель зачем-то на вторую лабораторию направил. Да ничего, это водичка, через пару дней само пройдет. Наверное.<br><br>— А, — философски отозвался Эрке. Ну, по здешним меркам действительно мелочь. — А ты что делаешь?<br><br>— Небольшой анализатор здоровья для лошадей. Меня Эрстейл позвал вместе пегаса выбирать для бала, вот, готовлюсь. Поехали с нами? Вместе веселей будет.<br><br>Идея Эрке понравилась — какой дурак откажется на волшебных лошадей посмотреть поближе? Да и потом, дополнительно поучаствовать в деле не помешает: нужно приняться за задачу со всей самоотдачей, блеснуть в глазах императора — а там, может, как-нибудь и само все сложится. Благодаря Аошу улучшились же отношения.<br><br>Заметно воодушевившись, Эрке пришел в столовую — и там первым делом увидел халатного. Это было кстати: раз уж решил браться за дело, предстояло больше узнать о матрицах. Обогнув большеглазого юношу, рассказывавшему подруге: «Сидят на лавочке чертовы бабушки, а мимо суккуба идет, и они ей такие...», он подошел к цели.&nbsp;<br><br>— Доброе утро. Вы вчера так интересно про матрицы рассказывали. Кстати, мы раньше все как-то на бегу общались... Меня Эрке зовут.<br><br>— Я Атту, — охотно откликнулся тот, глядя на Эрке, как тому показалось, с новым двусмысленным интересом.<br><br>— Я по поводу матриц хотел поговорить и вот этого. Часто они вообще налезают?<br><br>— Ну, где как, от мира зависит, от его плотности, от других всяких факторов. Здесь, над замком, их почти не бывает, здесь для них слишком хаотично все. Ну если возникают, то на настолько мелких уровнях и так быстро, что проходят незамеченными. Например, спасение от дракона — когда позвали в кабинет на взбучку, а кто-то выручил. А вообще я говорю, нужно на матрицы прогнозы вводить, как на погоду. Если не нам, кому-то другому может быть полезно.<br><br>— А. А интересно вообще получилось, — мысли Эрке опять свернули в сторону поездки и лошадей. — А что, есть миры, где все принцессы кентавры? И русалочки-кентавры?<br><br>— Русалочки-кентавры? — глаза у Атту слегка остекленели. — Ну только если по семнадцатой волне. Может, эти, с морскими коньками как бы?<br><br>— А если оборотень, в смысле волк-оборотень, на Луну больной, тоже будет кентавром, у него только человеческая часть в волка превращаться будет или он весь? То есть это будет супер-большой волк или передняя часть волка на лошадином теле?<br><br>— Все математики тронутые, — с уважением констатировал Атту. — А давайте попробуем смоделировать?<br><br>…Остаток завтрака Эрке провел в размышлениях, есть ли у чисел свои сказки — про скобки, скажем, или там про корни. Потом мысленно поиграл в этом плане с одной теоремой, потом попытался разложить сказки на уравнения — может, это в самом деле поможет прогнозатор вывести? Потом вдруг понял, кому еще будет интересно узнать про матрицы и принцесс.&nbsp;<br><br>***<br>Когда Эрке сунул голову в секретарскую, Эрстейл как раз просматривал брошюры ферм. Он поднял голову:<br><br>— М?<br><br>Эрке осторожно протиснулся в дверь:<br><br>— Скажите, нам можно письма писать отсюда? Я написал письмо той девочке, Сьяпи, дочери полицейского. Про принцессу.<br><br>Эрстейл прикрыл глаза, разминая рукой шею.<br><br>— А, то милое дитя, которое рисует первобытных эльфов. Хорошая новость — можно. Плохая — я честно предупреждаю, что должен буду просматривать корреспонденцию перед отправкой, по крайней мере, в первое время. Думаю, вы сами понимаете, что происходящее в империи во многом зависит от того, что происходит здесь. Можно написать о чем-то не со зла, просто не подумав или не зная, что это важно, а у таких писем все же есть риск попасть не в те руки.<br><br>— Понимаю, конечно, — Эрке пожал плечами, достал письмо и сел. — Я чего-то такого и ожидал. Только скажите, где конверт взять и марки. А можно мне с вами на пегасью ферму? Мне к лошадям нужно привыкать, раз буду с нашей Золушкой общаться. Ну или там посчитать что-то нужно будет.<br><br>Приоткрыв один глаз и протянув руку за письмом, Эрстейл сухо отозвался:<br><br>— На ферму можно, а с бухгалтерскими обязанностями, спасибо, я до сих пор как-то сам справлялся.<br><br>Эрке мысленно вздохнул (вот знал же, что не стоит посягать на его работу), передал листок и добавил, чтобы как-то загладить впечатление:<br><br>— Я еще хотел сказать, у вас татуировки очень красивые.<br><br>Эрстейл скользнул взглядом по письму и уже через пару секунд вернул его обратно — видно, глаз был наметан; при этом на его лице появилась даже не дву-, а какая-то очень многосмысленная улыбка.<br><br>— Все в порядке, можете отправлять. Допишите от меня привет, если вы не против. Вот, — он пошарил в ящике стола, — держите конверт. Напишите адрес и оставьте здесь, за доставку я сам заплачу вместе с остальной почтой. А по поводу татуировок вы ошиблись, их у меня нет.<br><br>— То есть? — опешил Эрке. — Я же видел.<br><br>— Вам померещилось, — отозвался Эрстейл спокойно, хотя его улыбка превратилась уже в откровенно злодейскую.<br><br>— Но...<br><br>Приподняв бровь, Эрстейл невозмутимо закинул одну ногу на стол и поддернул штанину, демонстрируя абсолютно чистую кожу на щиколотке.<br><br>В это время дверь открылась — и Эрке обмер, услышав за спиной шаги императора. Эрстейл с демонстративной ленцой убрал ногу со стола.<br><br>Перекидываться было поздно и невежливо, а что делать в человеческом виде, непонятно: вроде бы при появлении императора никто в этом замке не вставал, однако продолжать сидеть к нему спиной было совсем уж неприлично. Впрочем, уже через три секунды паники тот успел приблизиться и на плечо Эрке опустились кончики пальцев, отчего тело охватило подобие блаженного паралича. Казалось, что это касание прожигает одежду.&nbsp;<br><br>Император тем временем обратился к Эрстейлу:<br><br>— Привет. Слушай, пошарь правящие родословные в государстве&nbsp; с нашей сказкой и с соседними. Я сейчас получил ответ с приглашением на бал — но так вот, там что-то не то. Во-первых, у нас там не принц, а принцесса, а во-вторых, кажется, она сама из другого матричного потока. Два потока на перекрестье еще никогда ни к чему хорошему не приводили, от этого всегда тухлятиной прет, так что дело даже веселей, чем мы думали.&nbsp;<br><br>Кивнув, Эрстейл встал и начал просматривать полки стеллажа. Тем временем император как ни в чем не бывало обратился к Эрке:<br><br>— О, наконец-то встретились, а то я скоро забуду, как ты в человеческом образе выглядишь. Слушай, я в прошлый раз еще спросить хотел — ты волосы красишь или они у тебя от природы такие, из-за того, что оборотень?<br><br>Как будто иллюстрируя свои слова, он коснулся белых с темными кончиками волос Эрке — двухцветная кошачья форма накладывала свой отпечаток.&nbsp;<br><br>В горле тут же как будто перекрыли кран — вроде и вопрос элементарный, и ответ простой, но даже открыть рот казалось непомерно сложной задачей; теперь, когда Эрке окончательно разобрался в своих чувствах, это только усилило смущение. Невольно подняв голову, он встретился с императором глазами.<br><br>Тот смотрел со спокойным интересом, никак не демонстрируя нетерпение; сейчас Эрке был безмерно благодарен ему и за это, и за отсутствие идиотских вопросов в стиле «Почему ты меня стесняешься?».&nbsp;<br><br>Эрстейл продолжал молча осматривать стеллаж. Из подсобки выглянул Регар, что-то почтительно прогудел и снова исчез. Затянувшаяся пауза странным образом успокоила, так что наконец Эрке выдавил:<br><br>— От природы, — тут он внутренне заметался из-за сомнений, нужно ли было добавить «господин» и лихорадочно попытался вспомнить, как поступали другие.<br><br>— Здорово. А ты стрижешься или просто дальше не растут? Я в плане, если прядь отрезать, то, что останется, потемнеет с краю?<br><br>На этот раз дело пошло легче:<br><br>— Да. Само. Через пару дней. Потемнеет.<br><br>— А можно попробовать?<br><br>— Конечно, — с неожиданной для себя легкостью выпалил Эрке, тут же понадеявшись, что вложил в это слово достаточно смысла.<br><br>Император протянул руку; Эрстейл вернулся к столу и с явно невысказанным «детский сад» положил ему на ладонь ножницы.&nbsp;<br><br>Эрке опустил глаза, чувствуя, как в животе что-то плавится от непонятных предчувствий. Сверху донеслось тихое: «Так, сейчас выберем место, чтоб не сильно тебе прическу попортить»; потом к коже возле уха прикоснулся холодный металл.<br><br>— И глаза интересные, я сначала думал, что это линзы такие синие, — заключил император, прямо на ладони сжигая срезанную прядь маленькой серебристой зажигалкой. — Природа к тебе щедра. Ладно, — он снова повернулся к Эрстейлу, — жду информацию по родословной принцессы. Особый интерес, нет ли у нее мачехи и что та делала: с этого обычно все начинается. Ну ладно, общайтесь. Вы тут обувь обсуждали, что ли?<br><br>Эрстейл, в это время просматривавший снятую с полки книгу, ровно отозвался:<br><br>— Господин Эрке всего лишь интересовался якобы имеющимися у меня татуировками, и я продемонстрировал, что ему померещилось и никаких татуировок в помине нет.<br><br>Император положил ладонь на плечо Эрке, другой рукой отвел прядь волос от его уха, и склонившись так, что ощущалось дыхание, заговорщицки шепнул:<br><br>— Врет.<br><br>И вышел.&nbsp;<br><br>Через пару минут Эрстейл с тяжелым вздохом перегнулся через стол и пощелкал пальцами перед лицом Эрке.<br><br>— Все, отставить анабиоз, он ушел!</div>