Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем 2: Операция «Золушка»

Золушка и компания

Реферальная ссылка на главу
<div>Утром Эрке от волнения вскочил ни свет ни заря. После вчерашнего недопоцелуя его еще штормило — эмоций и переживаний было слишком много, и энергию хотелось побыстрей выплеснуть хоть в каких-то делах. Он собрался, надежно спрятал в кобуру под футболкой перпендикулярум и сунул в карман блокнот. Потом сходил на кухню взять шоколада — вдруг опять какие-нибудь дети голодные будут.<br><br>К императору он решил только заглянуть в окно ну или разве что поцеловать носом в щеку — оставаться было некогда. К своему удивлению, в кровати он обнаружил только сладко спящую госпожу Чандраканту, но самого хозяина комнаты нигде не было. Удивленно потоптавшись по ветке, Эрке вытянул шею (может, император в комнате где-то ходит).&nbsp;<br><br>В этот момент соседнее окно распахнулась; обернувшись, Эрке успел увидеть только обнаженные руки Эрстейла — и терьера, которого он выбросил на улицу.&nbsp;<br><br>Эрке вытаращил глаза, однако не успел он испугаться за бедное животное (четвертый этаж все-таки), как пес мячиком отскочил от земли, взлетев чуть не пару метров, а потом, постепенно уменьшая амплитуду прыжков, весело помчался к ближайшему дереву и задрал лапу (в воздухе ощутимо запахло серой). Сделав дела, терьер тут же погнался за бабочкой. Только теперь Эрке заметил установленный под окном Эрстейла небольшой батут — очевидно, для возвращения.<br><br>Сощурившись, Эрке посмотрел на открытое окно. Заглянуть ли?.. Нет, пожалуй, не стоит, хоть и хочется — это может забрать много времени, если что-то пойдет не так. Но нужно запомнить, когда терьер уходит гулять. И разведать, где ночует Регар.<br><br>Как оказалось, он правильно сделал, что не пошел — стоило вернуться в свою комнату, как в нее тут же заглянула Мизуки. Они раскланялись; Мизуки явно хотела сразу повести его с собой, но Эрке придержал ее за рукав.<br><br>— Можно минуту? Я хотел поговорить. — Эрке смущенно потер запястье, и, глядя на богато расшитый подол халата Мизуки, продолжил: — У меня сложилось впечатление, что в этом месте настолько много свободы, что в отношениях возможно что угодно. Я хотел сказать... Ну, раз мы одной расы... Я не помню свою семью и иногда меня это огорчает. Может быть, ты согласишься, ну... считаться моей сестрой?<br><br>Прошла секунда полной тишины. Эрке рискнул поднять взгляд. Мизуки несколько секунд молча смотрела на него все расширяющимися глазами, потом бросилась на шею:<br><br>— О, с огромной радостью! Спасибо вам! Мы можем обратиться к господину Ооре, он сможет даже провести обряд. Вы же не против?<br><br>Они крепко обнялись. Можно сказать, утро уже началось хорошо.<br><br>***<br>Покои Рельшен оказались состоящими из нескольких комнат: они прошли через полутемную гостиную с длинными книжными стеллажами и оказались в гардеробной. Хозяйки здесь еще не было, и Эрке с трудом удерживался, чтобы не начать заглядывать в шкафы и ощупывать заинтересовавшие его вещи.<br><br>Первое, что бросилось в глаза — лежащее в углу большое седло, как будто предназначенное на зверя гораздо крупнее лошади. Вдоль стены красовались стойки с роскошными платьями (видимо, для дела) и несколько комплектов женских доспехов. Возле окна стояло большое зеркало, рядом — непонятная пустая рама в человеческий рост.<br><br>Когда Эрке собрался поближе осмотреть затейливую ажурную кольчугу, дверь в соседнее помещение распахнулась и появилась сама Рельшен в потрясающем сине-черном переливчатом платье. Рядом с ней шла невысокая гладко причесанная женщина — она придирчиво осматривала наряд и поправляла его на ходу. Мизуки шепнула:<br><br>— А это госпожа Ниям, которая взрыв пошила.<br><br>Эрке бросился к ней:<br><br>— Ой, здравствуйте, я даже не поблагодарил вас! Простите, первые дни совсем ничего не соображал, мне почему-то казалось, что вы не здесь живете, а потом так завертелось все, и забыть спросил...<br><br>Госпожа Ниям тихо засмеялась:<br><br>— Ничего, я рада, что вам понравилось.<br><br>Дольше побеседовать не получилось: Мизуки тут же схватила госпожу Ниям за рукав и утащила в сторону, что-то возбужденно зашептав (Эрке расслышал «Платье», и «Предложил стать сестрой»).<br><br>Рельшен подошла к зеркалу, оглядела себя и коротко удовлетворенно кивнула. Рассматривая ее, Эрке испытывал когнитивный диссонанс: в красивой дорогой одежде и с распущенными волосами она выглядела слишком непривычно и в то же время очень естественно — на месте какой-нибудь Золушки он бы аж бегом поверил в нее, как в фею. Через секунду он к тому увидел у нее за поясом волшебную палочку, как будто состоящую из нескольких секций — кажется, эта штука была механической. Не успел он поинтересоваться ее предназначением, как дверь открылась и в комнату заглянул чуть сонный император в халате. В руках у него был какой-то сверток.&nbsp;<br><br>Эрке поклонился, чувствуя, как в груди разливается тепло. Рельшен глянула на императора через плечо:<br><br>— Че так рано вскочить изволили?<br><br>— Провести пришел. На, я тебе бутерброды сделал. Осторожнее там. Воду взяла?<br><br>— Взяла.<br><br>— Оружие взяла? Покурить взяла?<br><br>— Все я взяла, спасибо и блин, иди уже досыпай. Те, — чуть привстав, Рельшен быстро поцеловала его в щеку.<br><br>Император пошарил по карманам и вытащил пригоршню купюр пополам с разноцветными конфетами.<br><br>— На еще денег на всякий случай. И вот еще желейки какие-то остались. И ты, котик, угощайся, — он сунул Эрке конфету из другого кармана, заодно как бы невзначай огладив его по спине, отчего по всему телу продрало сладкое электричество.<br><br>Глядя на них с легкой ухмылкой, Рельшен рассовала все по карманам платья и достала оттуда металлическую коробочку, а из нее темно-синюю сигарету; стоило ей закурить, как тело вместе с платьем начало таять в воздухе. Эрке резко повернулся к ней (но на всякий случай ступил на шажок ближе к императору — вдруг еще погладит), и восторженно выдохнул:<br><br>— Ух, сигареты невидимости! А мне можно?<br><br>— Не, котик, они только под мою биохимию заточены, — донеслось из воздуха. — А ты превратись лучше, для начала постараемся внимания не привлекать. Ну чо, пошли?<br><br>Через пару секунд пустое пространство в раме вспыхнуло бирюзовым светом. Эрке превратился, быстро потерся о ноги императора и прыгнул в свечение.<br><br>***<br>Когда голова перестала кружиться, Эрке увидел вокруг густые заросли травы. Откуда-то сверху хмыкнула Рельшен.<br><br>— Слыш, тут никого нет, так что превратись наверно, а то лапками долго семенить будешь, потрындим хоть по дороге, еба.<br><br>Обернувшись человеком и осмотревшись, Эрке увидел, что они оказались на границе между редким лесом и полем. Чуть поодаль виднелись дома и огороды. Судя по движению воздуха, Рельшен сделала указательное движение рукой.<br><br>— Походу нам туда, где тыквы.<br><br>Эрке повертелся. Через секунду на его голову легли невидимые ладони и повернули ее в нужном направлении. Прищурившись, он разглядел нужный огород и тронулся в ту сторону. Рельшен последовала за ним.<br><br>— А много в замке порталов?<br><br>— Два. У шефа по нашей плоскости, у меня по другим. Конфету будешь? Руку дай.<br><br>Эрке протянул руку и на ладонь ему опустилось несколько разноцветных конфет. Он взял зеленую; Рельшен явно выбрала желтую, потом опять ссыпала в карман остальные.<br><br>С минуту они прошли в молчании. С одной стороны, Эрке ужасно хотелось поговорить об императоре, с другой — с учетом вчерашнего казалось, что еще немного, и эмоции не поместятся в сердце. Впрочем, была еще одна интересующая его тема.&nbsp;<br><br>— А почему у Эрстейла татуировки на руках пропали? Ну, утром?<br><br>— Так они от мелатонина только.<br><br>Эрке быстро покопался в памяти.<br><br>— Это гормон сна который? — (эх, жалко, сам не догадался).<br><br>— Ну да. Хотя мелатониновые его татухи — это фигня. Те, которые от окситоцина — вот то реально тема. Так, стоп, перекинься, идет кто-то.<br><br>Быстро приняв кошачий образ, Эрке потрусил вперед по прежнему курсу. «Вот жеж! Там еще какие-то есть татуировки! Ладно. Нужно теперь узнать, отчего этот второй гормон вырабатывается. И узнать, только ли два, так сказать, комплекта, или еще есть какие-то».<br><br>Наконец они прошли через большой огород (растущие в нем тыквы показались Эрке немного зловещими) и приблизились к длинному одноэтажному дому, охваченному кольцом жимолости. Некоторое время они крались вдоль этих кустов ближе к дому, потом сверху донесся шепот Рельшен:&nbsp;<br><br>— О, вот и наша краля. Хм, прям как по нотам все.<br><br>Эрке осторожно просунул голову между кустами.<br><br>Вначале он увидел невысокую яблоню и дух тут же захватило от восторга. Раньше Эрке об этом сорте только слышал: в его плодах содержалось так много железа, что они не висели на плодоножках, а примагничивались к дереву, причем держались в некотором отдалении от веток из-за воздушной подушки.<br><br>Потом, оглядевшись, Эрке увидел под деревом и Золушку. Это была точно она, прямо как в зеркале — худая, светловолосая, в странной одежде вроде фартучка. Кентаврида сидела в тени яблони, подвернув под себя ноги, и сортировала по мешкам мелкие зерна. На белой шерстке отчетливо виднелись шрамы и несколько свежих синяков и ссадин, так что сердце мгновенно захлестнула жалость.<br><br>Пару минут ничего не происходило, и когда Эрке подумал, не пора ли им как-то обратить на себя внимание, из-за угла дома вынырнули еще две кентавриды. Одна была вороная и темноволосая, вторая гнедая, с длинной пушистой рыжей косой. Переглянувшись, они начали подкрадываться к Золушке — причем на удивление тихо для существ с таким весом.<br><br>Рельшен еле слышно шепнула:<br><br>— Не лезем. Со стороны глянем.<br><br>Эрке всмотрелся в лица сестер. Обе были очень красивыми, особенно рыжая — и то, что они вызывали симпатию, казалось грандиозно нечестным. Вдруг он заметил ссадины и на их крупах тоже — то ли младшая все же давала сдачи, то ли мамаша была сурова, то ли между собой дрались.<br><br>Золушка что-то почуяла. Она начала перебирать зерна медленнее, но не оглянулась, только чуть склонила голову — через секунду Эрке догадался, что она наблюдает за тенями.<br><br>Наконец пара приблизилась. Золушка подобралась — но, по-прежнему не поворачивая головы, смотрела на землю. Была секунда, когда все замерло — а потом рыжая бросилась вперед и попыталась схватить ее за хвост. Золушка увернулась и мигом вскочила, впрочем, тут же оказавшись в захвате вороной. На миг все трое создали живописную куча мала, однако силы оказались неравными: в конце концов старшие свалили младшую прямо на мешки и отскочили.&nbsp;<br><br>Секунду все просто переводили дух. Потом вороная закатила глаза и протянула руку:<br><br>— Сколько раз тебе говорить — при заднем захвате влево уходи!<br><br>Эрке вытаращил глаза. Они не просто ее били, они учили ее драться?<br><br>Вдруг рыжая привстала на дыбы, чуть расширила глаза и бросилась наутек. Сестра завертела головой и тут же последовала за ней. Впрочем, из виду они не исчезли — только отбежали к тыквенному полю, подобрали сухую палочку и немедленно за нее подрались.<br><br>В это время из-за дома вышла еще одна кентаврида постарше, явно мачеха — и рядом почудилось движение, как будто Рельшен чуть не вскочила. Она что, ее знала? Впрочем, переговариваться пока все равно было нельзя, и Эрке только присмотрелся внимательнее. По повадкам мачеха чуть-чуть походила на Тэкео — во всяком случае, плыла над землей с такой же хищной грацией.<br><br>Золушка поспешно сгребла с земли рассыпанное зерно вместе с сухой травой, забросила обратно в центральный мешок, и, с трудом придав себе сосредоточенный вид, вновь принялась за сортировку. Мачеха приблизилась и некоторое время молча наблюдала за ее действиями. Наконец она сухо сказала:<br><br>— Ты опять убежала в мыслях. Медитация не для этого. Сосредоточься на дыхании и ощущении зерна.<br><br>Прошло несколько минут. Кажется, Золушка собралась: ее лицо приобрело странное выражение, как будто одновременно став отрешенным и прояснившимся. Прошла еще минута — а потом мачеха резко ударила передней ногой. Казалось, она сейчас разможит Золушке ладонь — но та отдернула руку, даже не изменившись в лице.&nbsp;<br><br>Прошла еще минута. Новый удар копыта был явно нацелен в висок — но девушка все так же легко и отрешенно отклонилась. Мачеха чуть усмехнулась:<br><br>— Хорошо.<br><br>Она повернулась и собралась уходить, но Золушка поднялась вслед:<br><br>— Видите, я справляюсь. Можно мне пойти на бал?<br><br>— Нет.<br><br>— Но она может выбрать Тивит или Адар!<br><br>— Что к лучшему, потому что у них гораздо больше шансов отбиться. Сотый раз повторяю — пока розы не вырастут, никаких балов.<br><br>…И в этот момент поднялся небольшой ветер — от кустов к кентавридам.<br><br>Очевидно, обоняние у них было хорошим: Золушка и мачеха мигом обернулись к ним, выхватив ножи; сестры, почуяв неладное, галопом вернулись к дереву, на бегу тоже схватившись за оружие.<br><br>Пока Эрке лихорадочно размышлял, что делать, Рельшен повозилась рядом и вдруг встала видимой. Затем она встала, подняв руки и скалясь. Золушка и старшие сестры хором возмущенно выкрикнули «Двуногая!», зато на лице у мачехи отразилось изумление, переходящее в легкий шок.<br><br>Рельшен оскалилась:&nbsp;<br><br>— Что кляча старая, не узнала меня в платьюшке?<br><br>После короткой паузы мачеха выронила оружие и женщины бросились друг другу в объятия.<br><br>***<br>В дом Рельшен и мачеха — как оказалось, ее звали Зои — прошли первыми, быстро разговаривая, как давно не видевшие друг друга люди. Эрке оказался в окружении трех молодых кентаврид, и это был сплошной восторг для обеих сторон — после короткого знакомства он опять превратился в кота, так что его тискали и гладили все вместе.<br><br>Наконец они оказались на просторной светлой веранде. Пока Рельшен и Зои, перебивая друг друга и сами себя, что-то расспрашивали и рассказывали, молодые кентавриды молниеносно развели огонь в жаровне, поставили чайник и примкнули к старшим. Для Рельшен и Эрке принесли по ящику; остальные сидели, подогнув ноги.<br><br>Наконец повисла тишина — как будто буферная зона между простой радостью встречи и делом. Зои склонила голову:<br><br>— Ну ладно. Зачем все-таки пожаловали?<br><br>Рельшен чуть пожала плечами:<br><br>— Если прям глобально, ..., то, как только с вашей... хреновиной разберемся, эту красавицу сватать, — она кивнула на Золушку.<br><br>Та явно растерялась:<br><br>— Но я не хочу замуж!<br><br>Рельшен чуть ухмыльнулась:<br><br>— Ну так тогда для тебя это лучший вариант и есть. Потом объясню, ... — она явно снова проглотила последнее слово.<br><br>Зои оживилась:<br><br>— А, в гарем к этому твоему? Так это, совсем забыла сказать: только сегодня акция, три по цене одной. Берите, не пожалеете: у старшей инфракрасный диплом по пиротехнике, средняя вот по боевой флористике специализируется. Младшая больше по хозяйству, но тоже хороша, ложноножки в кляре изумительные просто. Мне самой в дорогу уже пора, с этими недотепами только застряла. А какую из «наших хреновин» ты имеешь в виду?<br><br>Явно обдумывая начало рассказа, Рельшен пошарила в карманах и достала оставшиеся желейки.<br><br>— Вот, берите конфеты. Раз уж я тут типа крестная фея, хоть угощу. Есть зел... а, зеленые и желтые мы с котиком уже схрючили. Ну ладно, вот красные есть, синие, выбирайте. Ладно, итак. Новость главная — вы застряли в матрице.</div>