Ruvers
RV
vk.com
image

Безумный гарем 2: Операция «Золушка»

Калибровочная

Реферальная ссылка на главу
<div>Было время завтрака, так что смотреть подарки все явились с бутербродами и напитками.<br><br>Феникс действительно оказался электрическим, с красивым синим оперением (дарители позаботились даже о резиновом коврике, который сейчас лежал рядом с насестом). Эрке и Мизуки, оба уже с торчащей во все стороны шерстью, смотрели на птицу с уважением.&nbsp;<br><br>— Ого, франкенштейнов наделаем! — радовался кто-то в толпе.<br><br>— Тебя разве с курсов франкештейнов не выгнали за то, что голову дома забыл? — удивился кто-то второй.<br><br>Наконец, вдоволь налюбовались птицей, все перешли к накрытому шелковой накидкой прямоугольнику (Эрке и Мизуки приняли человеческий образ, но теперь старались держаться друг от друга подальше — после знакомства с фениксом между ними впервые проскочила искра и это было не сказать чтобы приятно).<br><br>Император сдернул покрывало; под ним оказалось темное зеркало с серебряной оправой в виде переплетенных роз. Он почесал бровь.<br><br>— Ну и что это волшебное зеркало умеет?<br><br>Темная рябь как будто зашевелилась изнутри; вслед за тем вкрадчивый голос произнес:<br><br>— Я могу показать тебе то, что прекраснее всего в мире!<br><br>— Ясно. Скука. Я еще пару лет назад такие видел. Ладно, — император кивнул Эрстейлу. — Пошли над договором медитировать.<br><br>— А с зеркалом что?<br><br>— Да пусть играется, кто хочет. Пошли, пошли, сегодня все нужно подготовить, — император приглашающе поднял руку и феникс спорхнул ему на предплечье.<br><br>Наконец они ушли (уже за дверями послышалось чье-то бормотание и затем рассерженный голос Эрстейла: «Отцепитесь от меня со своими блинчиками, я не дворецкий!»). Остальные разбрелись доедать завтрак или по делам; еще человек пятнадцать, включая Эрке, сгрудились возле зеркала.<br><br>— Я таких еще не видела, — сказала Лиэ, с интересом тыкая пальцем оправу. — Но в журнале читала, как на один конкурс красоты такие зеркала приперли типа для объективности, а они перессорились, а когда судья их успокаивать начал, так они и до судейской мамки добрались, так что их вообще вынести пришлось.<br><br>Рельшен почесала висок:<br><br>— Хм. Ну, покажи нам че-нить, еба.<br><br>Зеркало чуть помигало, потом вкрадчиво обратилось к ней:<br><br>— А вы тут кто?<br><br>— Ну, старшая жена.<br><br>Зеркало явно обрадовалось:<br><br>— То есть императрица?<br><br>Рельшен равнодушно пожала плечами:<br><br>— По некоторым классификациям да. Ты показывай давай, еба.<br><br>Темная поверхность пошла рябью, а затем оказало прекраснейшую девушку, какую Эрке видел: белокожую, с огромными голубыми глазами и длинными золотистыми волосами. Девица что-то меланхолично вышивала, сидя на увитом розами балконе.<br><br>— Вот, досточтимая императрица, — возвестило зеркало льстиво, однако в его интонациях Эрке почудилось ликующее злорадство. — Прекраснейшая женщина в мире!<br><br>Некоторое время все с интересом рассматривали изображение.<br><br>— Ага, ниче такая, — признала Рельшен. — Покажешь мне ее потом еще, когда купаться будет. Еще пожелания, народ?<br><br>Почти все присутствующие подняли глаза или начали пощелкивать пальцами, формулируя запросы. Эрке успел первым:<br><br>— Мы тут поспорили, какая формула является самым красивым выходом из третьего противоречия Иссы: с дробями или без. Покажи действительно самую красивую!<br><br>Зеркало пошло рябью, вернуло ту же картинку с блондинкой и со снисходительностью отозвалось:<br><br>— Ну что вы, молодой человек, какая же красота может быть в формулах? Я не показываю абсурдные, то бишь, прошу прощения, абстрактные вещи.<br><br>Эрке и еще несколько человек, явно заготовивших похожие вопросы, разочарованно протянули: «А-а».<br><br>— А самый красивый в мире кристалл альмандина можешь? — поинтересовалась темная остроносая девушка, которую Эрке раньше видел только мельком.<br><br>— Только одушевленные!<br><br>— У-у-у, — неодобрительно потянули присутствующие.<br><br>Сзади раздался гулкий шлепок; все оглянулись, а потом чуть расступились, пропуская Регара (Эрке показалось, что зеркало испытало острое желание попятиться).<br><br>— А можешь самую красивую паучиху показать?<br><br>— Только двуногие!!! Гуманоиды только!!! — (нужно сказать, визг, чуть приправленный теми же снисходительными нотами, звучал диковато).<br><br>При словах «Только гуманоиды» стоявшая рядом Мейротиэль неодобрительно нахмурилась, но, чуть поколебавшись, все же сказала:<br><br>— У меня есть подруга из гоблинов по имени Л`ка. Очень смелая и хорошая. Она считалась прекраснейшей из гоблинок и боролась за их права. Покажи мне ее, пожалуйста, а то от нее давно не было никаких известий, я очень переживаю.<br><br>— Да-а! — обрадовался Олли. — П`кажи прекрасн`йшую гоблинку!<br><br>Зеркало подернулось нервной рябью и опять показало ту же златовласку.<br><br>— Эт че, она что ли гоблинка, еба?<br><br>— Да вот же! — отозвалось зеркало нервно, — прекраснейшая из женщин! Зачем кто-то еще?<br><br>— Какое нетолерантное зеркало! — рассердилась Мейротиэль.<br><br>Лиэ побарабанила себя пальцами по бедру и ухмыльнулась:<br><br>— Слышь, ладно, если ты по людям только работаешь, покажи нам самого красивого мужика!<br><br>Еще несколько женщин и мужчин одобрительно загомонили, только госпожа Чандраканта нервно приложила расписанную узорами руку к груди:<br><br>— Это как-то нечестно по отношению к господину...<br><br>Все посмотрели на Рельшен.<br><br>— Та еба, — она пожала плечами и усмехнулась: — так это в его же интересах, мало ли, вдруг зайдет. Показывай давай.<br><br>Зеркало казалось похожим на собаку, которую отродясь учили только сидеть, а теперь требуют построить орбитальную станцию. Оно показало златовласку в таким приближении, как будто попыталось швырнуть ее в присутствующих, и снова обратилось к Рельшен таким тоном, каким умственно отсталому ребенку пытаются втолковать, что дважды два будет четыре:<br><br>— Я показываю только женщин. И смотрите, императрица. Это! Прекраснейшая! Женщина! В мире!<br><br>— Да ебать, поняла я, не тупая! В отличие от некоторых. Я ж сказала, еба, покажешь, когда мыться будет!<br><br>Некоторое время обе стороны рассержено молчали. Затем Джеор негромко сказал:<br><br>— Моя сестра была самой красивой в нашем племени. Если таком масштаб допустим, покажи мне ее, я скучаю.<br><br>В зеркале закономерно отразилась златовласка.<br><br>— Ну теперь-то че не так? — устало вздохнула Рельшен. — Его же сестра человек, женщина, в каких-то рамках самая красивая, че не так-то блядь, а?<br><br>— Но... — в голосе зеркала был, пожалуй, не меньший ужас, чем когда ему предложили показать паучиху, — но она же брюнетка!<br><br>На сей раз общий стон сопровождался дружными шлепками по лицам.<br><br>— Ебануться об сарай, какое тупое зеркало.<br><br>— И нетолерантное!<br><br>— И в математике ничего не понимает!<br><br>— И в красивых мужиках!<br><br>— И в камнях!<br><br>— И в паучихах!<br><br>— Ну ниче, еба, — вздохнула Рельшен, закуривая. — Щас перевоспитаем.<br><br>***<br><br>Император и Эрстейл как раз перешли ко второй части договора, когда снизу донесся дикий вопль. Оба вскочили, но не успели они сделать и шагу, как в дверях появился начальник охраны.<br><br>— Меня просили передать, что все в порядке, — вежливо прошелестел он. — Госпожа Рельшен и прочие решили слегка модифицировать зеркало, поэтому вы можете не обращать внимание на, гм, технологические шумы.<br><br>— А, — император уселся на место, снова уткнувшись в бумаги, — ну, пусть резвятся.<br><br>Тэкео повернулся, уже явно собравшись уходить, потом чуть помедлил, обернулся, скользнул взглядом по комнате и, уставившись на Эрстейла, почти благоговейно заметил:<br><br>— Ого, какие сюда в самом деле ОГРОМНЫЕ канцелярские крысы набежали.<br><br>В следующую секунду возле его уха свистнул болт, пригвоздивший к стене прядь волос.<br><br>— Прекратили оба! — рявкнул император, — доиграетесь сейчас! Еще одно слово или действие с любой стороны, клянусь, обоих на ток-шоу отправлю со своими проблемами разбираться перед полным залом!<br><br>— У меня рука дрогнула, — процедил сквозь зубы Эрстейл. — Все, молчу.<br><br>Тэкео поклонился и испарился, как будто его и не было, только дверь аккуратно закрылась. Снизу донесся еще один вопль. Император и Эрстейл снова уткнулись в бумаги.<br><br>***<br>После традиционного совместного ужина ударная группа позвала всех в приемный зал. Там Лиэ, вооружившаяся микрофоном, возвестила:<br><br>— Ну вот, презентуем обновленную модель! Пофиксены монорасовость и моногендерность, помимо красоты теперь доступен поиск по профессиональным и другим качествам: например, сейчас оно может показать лучшего менеджера по продажам среди русалок или самого свирепого хомячка-оборотня. Доступны неодушевленные предметы и абстракции. По любой расе доступен рандом. Охватывает наш мир и пять окрестных кругов реальности до шестнадцатого вероятностного меридиана.<br><br>Император, заинтересованно разглядывавший зеркало, покачал в руке свою чашку чая, потом через плечо оглянулся на остальных зрителей:<br><br>— Предупреждаю всех сразу: если найдете специалиста лучше себя, без драм. Оплатим обучение. Тому, кто в итоге учителя переплюнет, особая премия. Так, но сначала давайте посмотрим, насколько вы тут гибкие настройки нашаманили. Хм, — он обратился к зеркалу. — Покажи мне... ну, допустим, случайного пожирателя миров.<br><br>Эрке затаил дыхание: за рандомизацию отвечал он, так что сейчас от волнения даже пальцы похолодели. Но все получилось: в зеркале появилось неописуемое нечто, заставившееся большинство присутствующих шарахнуться назад, а по комнате разнесся плаксивый голосок:<br><br>— Ма-а-ам, я не хочу этот мир доедать!<br><br>Другой голос, гулкий и звучный, раскатился по замку:<br><br>— Ешь, я сказала!<br><br>— Так, стоп, спасибо, — быстро и вежливо сказал император. Потом глянул на Эрстейла: — у тебя пожелания есть?<br><br>— О да, — тот с мрачной решимостью поправил очки. — Покажи-ка мне лучших дворецкого или экономку, которые подойдут для нашего места.<br><br>На этот раз сканирование шло около минуты, так что все затаили дыхание. Потом изображение появилось.<br><br>Отрицание, торг, депрессия и принятие промелькнули на лице императора за несколько секунд и наконец сменились задумчивостью. Остальные смотрели на будущую экономку кто просто заинтересованно, кто с откровенным восхищением. Рельшен положила руку на грудь. Мизуки хлопнула ее веером по локтю, но скорей машинально: она сама смотрела в зеркало, как завороженная. Эрке тоже невольно чуть шагнул к зеркалу — это была первая виденная им женщина, которую ему ужасно захотелось погладить.<br><br>— Ну-у... Ну в целом не самый страшный вариант, — протянул наконец император. — Но елки-палки, все ж лестницы под нее перестраивать придется...<br><br>«Перестоим!», — убедительно загомонили все. Из толпы послышались выкрики: «Вы что, у нас же таких еще нет, надо брать! Я могу на оптику пока что заказ отменить!», «А я без кваркования посижу!», «А уже дешевле лазер нашла!». Рельшен и Эстрейл одновременно устремили на императора очень выразительные взгляды.<br><br>— Да вы, упыри, ее в первый день насмерть затискаете.<br><br>— Не затискаем! — хором грянули все.<br><br>— Ладно, — император сжал пальцами переносицу. — Ладно, упыри, я подумаю. И не надо орать, я сказал только, что подумаю!<br><br>Боковая дверь приоткрылась; опоздавший Джеор протиснулся к Эрке:<br><br>— О, что я пропустил, чего все радуются? Ух ты, а это что за такая красивая кентаврида в зеркале?</div>