Ruvers
RV
vk.com
image

Бесконечные царапины божественного древа

Нехватка денег

Глава 12. Нехватка денег Сейчас, кроме Учителя, входить сюда мог только Мо Тяньляо, а также различные птицы и звери, поэтому здесь было очень тихо и спокойно. При ходьбе по лесной тропе лишь отчетливо раздавался шелест опавших листьев. Он часто ходил к ручью на шашлыки. Там Мо Сяочжао любил целый день спать на круглом ярко освещенном солнцем камне. Мо Тяньляо направился прямо туда. Внезапно он услышал издалека лай собаки, из-за чего его сердце на мгновение остановилось. Мо Сяочжао был духовным зверем, когда его видели обычные домашние собаки, они сразу же убегали с поджатым хвостом, как же они посмели так дерзко лаять? Сердце Мо Тяньляо было взволновано и не могло не ускорить свой темп. «Гав, гав…» – лай был коротким и не звучал гневно. Мо Тяньляо отвел в сторону ветки и листья густого подлеска и увидел серовато-белого… волка! Его тело излучало духовную ауру, это оказался довольно сильный духовный зверь! Его фигура выглядела сильной и крепкой, тело было покрыто белым мехом с большими бледно-серым пятнами и жестким хвостом, который не сгибался. С первого взгляда стало ясно, что это не собака, но при ближайшем рассмотрении что-то было не так. Белый котенок лениво растянулся на камне, греясь на солнышке, а сероватый волк бегал кругами вокруг него. Увидев, что котенок его игнорирует, он поднял передние лапы, чтобы опереться на камень, и понюхал котенка. Котенок взглянул на него, поднял лапу, показывая блестящие кончики когтей, и ударил ею волка. «Вууу», – волк, которого ударили, тотчас же отскочил и высунул язык, пытаясь облизать поцарапанный нос. Не в состоянии сразу достать до пострадавшего места, он наклонил голову и высунул язык в сторону, и, наконец, смог немного лизнуть. Удовлетворенный, он радостно крутанулся на месте, два раза гавкнул и вскочил на другой камень, счастливо качая хвостом. Мо Тяньляо поджал губы: и это собака, чей хвост не будет сгибаться [1]? Все еще просто глупая собака. Казалось, что этот пес не хотел обидеть котенка. Мо Тяньляо с интересом смотрел, как они играют. Конечно, так называемая «игра» была полностью организована большой собакой, постоянно пытающейся своим носом подтолкнуть котенка, и получающей царапины со всех сторон в ответ. В конечном счете, собака вконец разволновалась. Она отступила назад и собрала свои силы, чтобы запрыгнуть на большой камень, затем открыла пасть, кусая котенка. – Что ты делаешь! – Мо Тяньляо взял камень и бросил его в сторону собаки. Камень, наполненный духовной силой, был нацелен точно в голову собаки. Прежде чем камень успел попасть в висок, пес ловко увернулся. Растерявшись из-за летящего в его сторону камня, он не обратил внимания на то, как стоит, и соскользнул со скалы, не в силах остановить падение и скребя по нему всеми четырьмя лапами. Мо Тяньляо вышел из кустов и нашел еще один камень, его сердце немного волновалось. Даже если это был духовный зверь первого уровня, он все равно сильнее его, являющегося только учеником. Если бы все действительно свелось к бою, его бы однозначно покусали. Независимо от того, насколько умными были духовные звери, они все равно были монстрами, и было трудно изменить их звериную природу. Конечно же, когда собака увидела, что он подобрал новый камень, то подсознательно убрала свою голову. Пес посмотрел на лежащего на камне котенка, затем снова на Мо Тяньляо, тихо заскулил, опустил голову и убежал. Мо Тяньляо выбросил камень и побежал к ручью: – Сяочжао, ты в порядке? Он взял маленький шарик и крепко прижал его к груди, нежно поглаживая шею котенка, которую укусила собака. Белый котенок посмотрел на него, лениво вытянул лапы и дал ему пощечину. Однако при этом он не выпустил когти, только мягкая подушечка врезалась в лицо Мо Тяньляо. Молодой человек улыбнулся и поцеловал котенка в теплую лапу. – Эта собака твой друг? – Мо Тяньляо все еще носил черные одежды, которые надел на банкет. Во время прогулки он вытащил из рукава черный шелковый платок, расшитый серебряными узорами, и вытер слюну собаки с шерсти котенка. Котенок повернулся, чтобы посмотреть на него: «Зная, что это был мой друг, ты все-таки бросил в него камень?» – Ты можешь играть с собакой, но не позволяй ей открывать пасть и кусать себя. У собаки слишком большой рот, и она не может контролировать свою силу, а кроме того нехорошо пачкать мех, – торжественно произнес Мо Тяньляо, он был слишком смущен, чтобы признать, что приревновал к собаке. На обратном пути Мо Тяньляо внезапно подумал об одной проблеме. Сяочжао и эта собака были духовными зверями, они играли на заднем склоне горы, а это означало, что Учитель определенно об этом знал. Обычным ученикам не разрешалось сюда заходить, значит, Мастер мог защищать не только духовный лес, но, что более важно, защищать этих духовных зверей без кровного контракта. – В секте много духовных зверей, но я не способен их увидеть, – Су Хэн, пришедший сделать доклад, улыбнулся и рассказал, что те использовались только для того, чтобы вознаградить учеников, которые получили большие заслуги или достигли стадии Зарождающейся души. Если ученики хотели получить духовного зверя, они должны были найти его сами. Мо Тяньляо кивнул, понимая: – Есть ли записи о духовных зверях в секте? – Естественно, есть, но эти записи находятся в руках трех Мастеров обители. Обычные люди не имеют к ним доступа, – ответил Су Хэн. Мо Тяньляо махнул рукой, позволяя Су Хэну уйти, и погладил котенка, крепко спящего на его руках. Учитель дал ему нефритовый жетон и позволил войти в запретную область. Не боялся ли он, что Мо Тяньляо заставит какого-нибудь духовного зверя подписать с ним кровный контракт? Или… он вспомнил правило, согласно которому личные ученики могут входить и выходить по своему желанию. Означало ли это, что личные ученики могли напрямую получить духовного зверя? Он решил прояснить этот вопрос с Учителем в другой день. Если бы это было правдой, тогда он сказал бы, что хочет этого котенка. Мо Тяньляо щелкнул пальцами и зажег свечу, теперь его первоочередной задачей было продвижение его совершенствования, чтобы стать сильнее, не говоря уже о том, чтобы превзойти какую-то дикую собаку. Цин Тун снова ушел в уединение. Мо Тяньляо несколько раз ходил просить аудиенцию, но не смог увидеть Учителя. Он мог только усердно рубить деревья в горах. Духовная энергия от травы и деревьев могла быть поглощена. В конце каждой главы руководства по совершенствованию его просили приготовить на костре все виды пищи. Мо Тяньляо жарил мясо, пока ему не стало скучно, и он начал менять свой стиль жарки. Во время приготовления на костре он также практиковался в управлении древесным огнем. В прошлой жизни у него был атрибут огня, и он был знаком с использованием огненной духовной силы. В настоящее время у него особый небесный огонь, конечно, он должен использовать его хорошо. Три месяца спустя Мо Тяньляо посмотрел на голубое пламя в форме дракона на ладони и его губы слегка изогнулись. Огненный дракончик напоминал скульптуру, его тело изгибалось вверх-вниз на ветру. Покачивание головой и взмахи хвостом сопровождались изменениями в духовной ауре Мо Тяньляо. Огненный дракон поплыл в сторону котенка, и тот, в данный момент вылизывающий лапу, был потрясен и наклонил голову, чтобы посмотреть на странное видение. – Теперь моего древесного огня хватает на вещи такого размера, – Мо Тяньляо подошел и посмотрел на дракона из огня вместе с котенком. Огненный дракончик, погорев некоторое время, начал рассеиваться, а затем полностью исчез. Котенок зевнул и лег спать. Мо Тяньляо возился и экспериментировал с использованием древесного огня для лепки в течение месяца. Сначала можно было сделать всего несколько огненных шариков, позже он практиковал контроль над древесным огнем днем и ночью, и, наконец, сумел изменить форму пламени, и его уровень совершенствования, благодаря непрерывной рубке деревьев и разжиганию костров, уже улучшился. Он продвинулся до шестой стадии Конденсации Ци. С божественным древом в качестве своего тела Мо Тяньляо не нужно было выковывать духовные вены. Пока он накапливал древесную духовную энергию, она могла сразу использоваться для создания его основания. Мо Тяньляо примерно подсчитал, что менее чем через год он завершит этап Заложения основания. В своей прошлой жизни Мо Тяньляо совершенствовался с двенадцати до двадцати восьми лет, и только тогда он закончил строительство своего основания. Его способности можно было считать неплохими. Теперь, когда понадобился всего один год, чтобы заложить основание, это было просто невероятно! Чувства Мо Тяньляо были немного сложными. Он поднял руки, чтобы взять дремлющего котенка, и спустился с горы. Находясь рядом с котенком в течение трех месяцев, Мо Тяньляо обнаружил проблему. Этот крошечный шарик был крайне вялым и не играл более четырех часов в день. Обычный кот спал в течение четырнадцати часов, в то время как духовный зверь спал в течение двадцати, это явно было ненормально! Триста лет назад Мо Сяочжао мог играть с ним весь день, не показывая никакого изнеможения, но теперь он был очень деликатным. Поиграв некоторое время, он начинал зевать. Мо Тяньляо хотел найти врача, чтобы осмотреть Сяочжао, но встретиться с ним было очень дорого. Мо Тяньляо вытряхнул все духовные камни из браслета для хранения и насчитал в общей сложности шесть камней среднего класса. Личные ученики получали три духовных камня среднего уровня каждый месяц, что эквивалентно тридцати камням низкого уровня. По сравнению с обычными учениками, это уже было очень щедрым пособием. Чтобы перейти к пятой стадии очищения Ци, нужно было использовать один духовный камень среднего класса, а для перехода к шестой стадии – два. Чтобы попросить врача вылечить духовного зверя, понадобилось бы как минимум тридцать камней среднего класса. Мо Тяньляо погладил меховой шарик, который крепко спал в его руках. Держа котенка, он убрал духовные камни в браслет и пошел к Небесам Красного пламени. В Небесах Красного пламени находилась кузница, ему придется усовершенствовать духовное оружие, чтобы заработать немного денег. ___________________ [1] Старая поговорка: 尾巴不弯的狗不能养, собаки, чьи хвосты не могут согнуться, не могут быть одомашнены. Раньше говорили, что собака слишком свирепа и слишком упряма, чтобы попробовать одомашнить ее.